Святые мученики Рафаил, Николай и Ирина Лесбосские

Размещено Фев 3, 2020 в Статьи | 0 комментариев

Святые мученики Рафаил, Николай и Ирина Лесбосские

В конце 1950-х годов на холме над деревней Терми, в четырнадцати километрах от порта Митилини, была обнаружена одна замечательная находка. Это место, называемое Карьес (в прошлом “Панагия Карьесская”), было давно известно жителям Терми. Они веками пасли здесь овец возле небольшой часовни, вокруг которой в беспорядке разбросаны обтесанные камни, свидетельствующие о том, что когда-то очень давно здесь был монастырь. Нередко люди, побывавшие на этом холме, рассказывали, что явственно ощущали здесь некое чудесное благоухание. У местных христиан существовала многовековая традиция: во вторник Светлой Седмицы они собирались здесь с зажженными свечами и служили литургию. Причина возникновения этой традиции давно забылась, но сама она бережно сохранялась. К тому же, местные пастухи и жители деревни столетиями рассказывали о появлении здесь неизвестного монаха, иногда с кадилом в руке, который исчезал при приближении к нему людей, растворяясь в светлом облаке. Видели неземное сияние и вокруг самой часовни. Иногда на холме слышалось пение большого хора и колокольный звон.

В 1917 году турецкие управляющие, владевшие здесь некоторой собственностью, попросили местную полицию разобраться во всех этих тайнах, но расследование пришлось внезапно прекратить, после того как лицо, руководившее расследованием и турецкий управляющий (ариф-эфенди) увидели этого монаха собственными глазами.

Уроженка Терми Варвара Эконому, ныне живущая в Америке, рассказывала, что видела этого неземного инока в раннем детстве. Однажды она потеряла своего любимого ягненка и в поисках его добралась до Карьеса. Обыскивая склон, вдруг увидела, что к ней приближается незнакомый священник. Она ¬решила, что он из какой-нибудь соседней деревни и спросила: “Отче, Вы не видели моего ягненочка?” Он улыбнулся и исчез. В то же мгновение к ней подскочил ягненок, и она повязала ему на шею веревку и спокойно повела домой. Опасаясь, что родные и соседи сочтут ее безумной, она много лет никому не рассказывала об этом происшествии.

Семидесятипятилетняя Гераклия Карагеоргиу, приехавшая в монастырь через несколько лет после обретения здесь в 1959 году мощей святых, рассказала настоятельнице еще об одном подобном случае. Родители, будучи крайне бедны, отдали ее — совсем еще ребенка — прислуживать в богатой семье на Митилини за пищу, одежду и крышу над головой. Хозяйка Гераклии имела жесткий, неуступчивый характер и часто заставляла девочку проходить путь в четырнадцать километров от Митилини до Терми, где та должна была помогать собирать маслины, так как хозяйка отдавала ее за плату внаем другим фермерам:

Мне было тогда пятнадцать или шестнадцать лет, и поскольку я была молодая, хозяин поручал мне вести ослика. Однажды днем, когда мы собирали маслины, ¬начался проливной дождь… молния, шквальный ветер, гром… в общем, гнев Господень. Сборщики маслин побежали в укрытие, и я с ними, таща за собой ослика, тяжело нагруженного маслинами. Ослик споткнулся и упал. Я пыталась тянуть его, чтобы он встал на ноги, но это оказалось невозможно, и, сильно испугавшись потопа, я стала кричать: “Панагия моя, Святой мой Ангел, спасите меня, помилуйте меня”. Я стояла у большого дуба возле церкви в честь Панагии и вдруг увидела высокого священника, одетого в древние одежды. Он сказал: “Нтур”, то есть “Остановись”. Потом он подошел ко мне, и я подумала: “Очень странно, что вокруг него не падает дождь”. Он произнес: “Не бойся. Я — христианин, мое имя — Рафаил”. В одно мгновение он схватил мои мешки, взвалил их на осла, и они каким-то образом прикрепились к седлу, хотя он их не привязывал. Он сказал: “Иди прямо по тропе и ничего не бойся”. Он прошел два-три шага рядом со мной, а потом вдруг исчез в сиянии дивного света, достигавшего неба. Придя в себя, я поняла, что это был святой, и, перекрестившись, пошла вперед со своим осликом, пока не дошла до деревни.1

После обмена населением между Грецией и Турцией в 1921 году этот склон, раньше принадлежавший туркам, отдали семье беженцев по фамилии Марангас. В 1959 году, во исполнение обета, данного матерью семейства, Анжелики, здесь построили небольшую церковь. 3 июля, при подготовке земли под закладку фундамента, рабочие откопали могилу, в которой лежали человеческие останки, издававшие благоухание. Глава лежала на каменной подушке примерно в двадцати пяти сантиметрах от тела. Руки были перекрещены на груди, как при молитве. В черепе недоставало челюстной кости. В могиле также нашли византийскую керамическую пластинку с выдавленным на ней изображением креста.

Начальник бригады, Дукас Тсолакис, собрал все кости и небрежно бросил их в какой-то мешок. Но когда он хотел передвинуть этот мешок, не смог даже приподнять его, такой он оказался тяжелый. После следующей попытки сдвинуть мешок с места, у него парализовало руку. Другой рабочий, Леонидас Сидерас, пнул мешок ногой, и тут же нога у него онемела. Окаменев от ужаса, бригадир подумал, что надо перекреститься, и когда начал креститься, парализованная рука стала слушаться его. Они сразу же отправились в деревню и попросили священника придти и отслужить панихиду. Священник отказался: “Как я могу служить по нему поминальную службу? Ведь мне не известно, кто он такой. Я даже не знаю его имени”. Однако в ту же ночь этот Святой явился во сне священнику и некоторым другим местным жителям и сообщил, что его имя — Рафаил, родился он на острове Итака. Подобные сны видели местные жители несколько месяцев подряд, причем иногда люди, совершенно не знакомые друг с другом, видели в одну и ту же ночь один и тот же сон. В каждом подобном сне Святой сообщал: “Я — святой мученик Рафаил. Останки, обнаруженные в Карьесе — мои. Я принял мученическую кончину от рук турок 9 апреля 1463 года. Я — тот монах, который являлся здесь людям на протяжении веков”.

Прошло несколько недель после того, как Святой начал являться людям в снах, и история его жизни раскрылась. В миру он носил имя Георгиос Ласкаридис и происходил из состоятельной семьи. Получив отличное образование, он какое-то время служил в армии, а потом стал монахом. Вскоре его рукоположили в сан священника и отправили служить в Афины, в храм Димитрия Лубадиариса у подножия Акрополя. Потом он был архимандритом во Вселенском Патриархате, в Константинополе. Однажды его отправили на богословскую конференцию во Францию, в город Морлэ, и там он познакомился с молодым греческим студентом из Салоник, имя которого было Николай. Архимандрит Рафаил оказал глубокое влияние на выбор этим юношей жизненного пути, и тот стал монахом, а потом и диаконом. Архимандрит Рафаил и Николай крепко подружились и уже не расставались.

Когда в 1453 году Константинополь захватили турки, друзья бежали с северо-востока Греции на Митилини, который тогда еще не был оккупирован. На Митилини они обосновались в монастыре Рождества Богородицы. Долгое время здесь жил всего один монах, а после их прихода образовалась небольшая община во главе с отцом Рафаилом. Девять лет братия жила спокойно, турки их не трогали, так как правители острова исправно платили ежегодную дань Мохаммеду Завоевателю. Однако в 1462 году султан все-таки захватил остров силой, после семнадцатидневной осады. Захватчики не появлялись в монастыре до весны следующего года, а в апреле 1463 года в Терми произошло небольшое восстание, и оккупанты пришли в монастырь, так как сюда бежали, скрываясь от преследований, глава Терми Василий с семьей, школьный учитель Феодор и некоторые другие местные христиане.

В пятницу Страстной Седмицы турки, явившись в монастырь, схватили настоятеля Рафаила, дьякона Николая, Василия с семьей и Феодора. Остальные христиане скрылись в лесу. Решив, что монахи прячут повстанцев, турки начали пытать пленников. Двенадцатилетней Ирине, дочери Василия, отрубили правую руку, пытаясь заставить ее родителей выдать местонахождение зачинщиков восстания. Родители девочки, не желая никого выдавать, в ужасе смотрели, как турки вместе с наемником из Германии по имени Швейцер, собрали дрова, развели огонь и заживо сожгли маленькую Ирину в большом глиняном котле. Ее отца, мать и Феодора тоже замучили до смерти.

Во вторник Светлой Седмицы турки жестоко избили святого Рафаила, волокли его по земле за волосы и бороду. Ударив его несколько раз штыками, повесили его вниз головой на дереве и распилили ему челюсть, после чего он умер. Диакона Николая привязали рядом с ним к дереву, и он скончался от разрыва сердца при виде страданий своего друга и настоятеля. Монастырь турки подожгли, а сами ушли из этого места. В следующую ночь двое иноков этого монастыря, Акиндин и Ставрос, скрывавшиеся в горах, привели старенького, слепого деревенского священника, чтобы он отпел мучеников. Святого Рафаила похоронили в центральной части храма. В течение последующих пятисот с лишним лет местные жители по традиции ежегодно посещали это место во вторник Светлой Седмицы, хотя история возникновения этой традиции со временем забылась.

С того момента, как были обретены святые мощи, мученики Рафаил, Николай и Ирина являлись многим. Иногда они приходят вместе, иногда в одиночку. Взрослым они являются в основном во сне, а детям иногда и наяву. Чаще всего люди видят одного святого Рафаила. По рассказам очевидцев, это высокий средних лет инок с темными курчавыми волосами, носом с легкой горбинкой, недлинной бородой (черной с проседью) и благородными очами небожителя. Иногда он приходит в полном облачении, но чаще всего — в простой монашеской рясе. Святой Николай, как говорят, ниже его ростом и тоньше, светловолосый, внешне очень хрупкий человек. Ирина выглядит как девочка двенадцати лет, каковой она и была. Она чаще всего одета в длинное желтое платье с поясом вокруг талии. Волосы уложены в две длинные косы, обрамляющие лик святой мученицы.

Одной из первых, кому явился святой Рафаил после обретения его мощей, была Екатерина Литра, жительница соседней деревни Памфила. В конце зимы 1997 года мне удалось провести с ней целый день и говорить с ней. Сейчас ей более восьмидесяти лет, но она до сих пор очень активна. Она много времени проводит в своей маленькой иконописной студии, расположенной у нее в доме, занимаясь иконописью. Ее дом — это красочная галерея ее работ, ими увешаны все стены от пола до потолка. Она также является автором книги, переведенной на английский язык под названием “Messages of the Newly-Appeared at Lesbos, St. Martyr Raphаеl” (“Разговоры с новоявленным мучеником Рафаилом с острова Лесбос”), в которой подробно описаны случаи явления ей святого Рафаила. Введение и предисловие к этой книге написали епископ Митилинский Иаков и архимандрит Амвросий Ленис. Большая часть наставлений, данных ей святым Рафаилом, относится лично к ней и касается только ее жизни: исцеления ее мужа, ношения скромного платья, подаяния милостыни и оказания гостеприимства. Однако там есть и наставления относительно того, как рассказывать людям о новоявленных святых и управлять средствами для строительства нового монастыря, переданными в ее руки.

Посещение дома Екатерины оказалось чрезвычайно интересным. Этот дом, кажется, открыт для всех, кто захочет придти к ней в гости. Пока я у нее сидела, к ней постоянно забегали дети — просто поздороваться, соседки разговаривали между собой на кухне, как у себя дома, старички и старушки заходили на чашку чая и на обед. Екатерина ухаживала за гостями спокойно и с любовью. Я спросила ее, почему старички приходят к ней поесть, и она ответила, что вскоре после того, как святой Рафаил начал являться ей (в начале 1960-х), он сказал: “У тебя достаточно хлеба насущного, теперь ты должна каждый день кормить бедных”.

Когда речь зашла о его мощах, Екатерина вспомнила, что целых три года после их обретения от могилы исходило благоухание мира, хотя вокруг, в одном-двух метрах от этого места, земля пахла лишь пылью и плесенью. Екатерина рассылает людям в разные концы света кусочки ваты, смоченные святой водой из монастыря. Одна австралийка, больная раком, получив от Екатерины конверт с кусочком такой ваты, ощутила благоухание мира по всей комнате еще до того, как вскрыла конверт, хотя вата была пропитана не миром, а святой водой. Проглотив маленький кусочек этой ваты, она исцелилась.

Одна из самых интересных историй, рассказанных Екатериной, пока нигде не записана. Эта история произошла с двумя страдавшими телесными недугами священниками, приехавшими в монастырь святого Рафаила в надежде на исцеление. Они подошли к иконному углу в ее мастерской, перекрестились и сели за стол в соседней комнате (столовой), из которой виден иконный угол в мастерской. Сидели, разговаривая о святом Рафаиле, когда он сам вдруг появился в студии перед иконами, поднял руку, благословил их и исчез. Его видели все трое присутствующих. Оба священника в тот же миг почувствовали, что исцелились. Екатерина потом отгородила то место в иконном углу, где стоял Святой, невысокой деревянной перегородкой.

Как уже было сказано, вскоре после обретения мощей святого Рафаила, он стал являться людям во сне и наяву. Некоторым из людей он сказал, что одна монахиня по имени Евгения Клейдара, бывшая ранее настоятельницей обители Покрова Богородицы на острове Хиос, должна возглавить возрождающийся на Митилини монастырь. Мать Евгения и сама видела святого мученика Рафаила, и он сообщил ей, что ей предстоит восстановить обитель и руководить ею. В то же время ей стали приходить письма, и к ней начали приезжать люди, дотоле ей не известные, и все они рассказывали, что им во сне явился святой Рафаил и просил сообщить ей о том предназначении, которое определено для нее свыше. Мать Евгения согласилась взять на себя исполнение этого послушания, и 12 сентября 1963 года новая обитель получила официальный статус. На этом месте был возведен обширный комплекс зданий — храмы, келии и трапезные. Главный храм стоит на том месте, где были могилы святых. Отец игумении Евгении, проявив щедрость и благородство, финансировал немалую часть строительства и покупку новых земель вокруг монастыря. Сейчас в монастыре живут почти сорок монахинь, многие из которых были приняты по просьбе самого святого Рафаила, являвшегося матери Евгении в видениях.
Чудеса святых мучеников Рафаила, Николая и Ирины

Хотя эти мученики иногда появляются втроем, к болящим чаще всего приходит один святой Рафаил, возвещая им в снах и видениях об исцелении. Имеются письменные свидетельства о сотнях чудес по предстательству мученика Рафаила, что позволяет считать его, наряду со святителем Нектарием Эгинским и преподобномучеником Ефремом Неа-Макринским, великим чудотворцем нашего времени. Первые пять рассказов взяты мной из книг о чудесах святых, собранных и опубликованных игуменией Евгенией.

Просмотры (5)

Оставить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели