Записи сделаны в Февраль, 2020

Значение и Сила Крестных Страданий Спасителя

Размещено Фев 27, 2020 в Статьи | 0 комментариев

Крест Господень

Крест Господень

Тайна Креста

У одного богатого человека было два сына. Старший был тихим, трудолюбивым и послушным; младший, напротив, был ленивым, легкомысленным и своенравным. Он любил убегать из дому, чтобы встречаться со всякими бродягами, и этим печалил отца.

Однажды, когда отец с старшим сыном отлучились на несколько дней, младший сын устроил дома вечеринку для своих друзей. Загремела музыка, полилось вино. Друзья, разгоряченные вином, повздорили. Произошла безобразная драка с ранениями и пожаром в доме. Скрываясь от наказания, младший сын бежал. Старшему сыну стало жаль своего младшего брата, ставшего на дурной путь, и он начал его всюду искать. После долгих странствований он, наконец, нашел его, больного и изможденного, в тюрьме какого-то пограничного селения. Дав судье выкуп, старший брат подлечил и одел его, а потом привел в имение отца. Младший сын, сознавая свою вину, боялся показаться на глаза отцу. Тогда старший сын, придя к отцу, пал перед ним на колени и со слезами стал просить простить младшего, ручаясь, что тот теперь исправился и предлагая возместить отцу все убытки, причиненные младшим братом. Отец, растроганный такой любовью старшего сына, простил младшего и принял его как полноправного сына. Младший же сын, вразумленный невзгодами и, особенно, добротой своего старшего брата, совершенно изменился. Остальные годы своей жизни он был утешением и поддержкой своему престарелому родителю.

Сходство этого сюжета с Евангельским повествованием спасения человеческого рода, совершенного Господом Иисусом Христом, состоит в том, что люди, подобно младшему брату, стали жить неправедно, лишили себя райской жизни и подверглись множеству бедствий. Господь Иисус Христос, подобно старшему брату, пришел в наш грешный мир, чтобы нас спасти и вернуть в Отчий дом – рай. Он нас освободил от плена греха и излечил наши душевные недуги. Своим подвигом Он вернул нам благоволение Небесного Отца, показал нам жизненный путь и Своей бесконечной любовью вдохнул в нас силы делать добро.

Чтобы приблизить к пониманию спасительное дело Господа Иисуса Христа, Священное Писание пользуется рассказами-притчами, взятыми из пастушеской и земледельческой жизни тех времен. Среди таких рассказов можно привести притчу о заблудшей овце, которую нашел и спас добрый пастырь; притчу о бесплодной смоковнице, над которой потрудился заботливый садовник; притчу о винограднике, с которого пришел собрать плоды сын хозяина, и другие (Смотри Мф. 18:12–14Лк. 13:6–9Ис. 5:1–8 и Мф. 21:33–44). Эти образные библейские рассказы, с одной стороны, показывают нам, как род человеческий заблудился и стал бесплодным духовно; с другой стороны, они раскрывают главную причину, побудившую Сына Божия придти в мир, – Его любовь и сострадание к погибающим людям.

Читая Евангелия, мы убеждаемся, что крестный подвиг Богочеловека является центральным событием в Его земной жизни. Своими крестными страданиями Он смыл наши грехи, покрыл наш долг перед Богом или, на языке Писания, нас «искупил» (выкупил). В Голгофе сокрыта непостижимая тайна бесконечной правды и любви Бога. С детской простотой повествуют галилейские рыбаки о том, как воплотившийся Единородный Сын Божий добровольно взял на Себя вину всех людей и пострадал за нее позорной и мучительнейшей смертью на кресте; потом на третий день воскрес как победитель ада и смерти. Апостолы не стараются объяснить, почему для очищения грехов человечества понадобилась именно такая ужасная Жертва и существовала ли возможность спасти людей другим, менее мучительным путем.

Несомненно, что вся жизнь Господа Иисуса Христа, каждое Его слово и поступок были направлены к одной цели – спасению человека. К спасению людей вело то, что Он пришел на землю и стал человеком; этим Он влил в дряхлый человеческий организм струю Божественной жизни. К спасению людей вели Его молитва за весь мир, Его личный пример любви и сострадания к людям, пример Его бескорыстия, чистоты, абсолютного послушания Богу Отцу и других добродетелей. К спасению людей было направлено Его божественное учение о том, как надо верить и жить, к чему надо стремиться. Его пророчества и бесчисленные чудеса являли истинность Его слов и Его небесного посланничества. Однако, все эти события в жизни Спасителя не уменьшают значения Голгофы. Читая Евангелие, мы видим, что Его крестная смерть не произошла в результате неблагоприятных обстоятельств или была принята Им для назидательного примера ученикам, как некоторые стараются упрощенно объяснить, но являлась важнейшим моментом Его спасительной миссии. Господь пришел в мир для того, чтобы Своими страданиями нас спасти!

Христианское учение о крестной смерти Богочеловека нередко является «камнем преткновения» для людей с уже сложившимися религиозно-философскими понятиями. Как многим евреям, так и людям греческой культуры апостольских времен представлялось противоречивым утверждение, что всемогущий и вечный Бог сошел на землю в образе смертного человека, добровольно претерпел биения, оплевания и позорную смерть, что этот подвиг мог принести духовную пользу человечеству. «Это невозможно!» – возражали одни; «Это не нужно!» – утверждали другие.

Наличие такого «противоречия» в христианской проповеди всегда было для ее слушателей пробным камнем их веры и послушания Богу. Св. Павел в своем послании к Коринфянам делится со своими учениками опытом своих проповеднических трудов:

«Христос послал меня не крестить, а благовествовать, не в премудрости слова, чтобы не упразднить креста Христова. Ибо слово о кресте для погибающих юродство есть, а для нас, спасаемых, – сила Божия. Ибо написано: погублю мудрость мудрецов, и разум разумных отвергну. Где мудрец? где книжник? где совопросник века сего? Не обратил ли Бог мудрость мира сего в безумие? Ибо когда мир своею мудростью не познал Бога в премудрости Божией, то благоугодно было Богу юродством проповеди спасти верующих. Ибо и Иудеи требуют чудес, и Еллины ищут мудрости; а мы проповедуем Христа распятого, для Иудеев соблазн, а для Еллинов безумие, для самих же призванных, Иудеев и Еллинов, Христа, Божию силу и Божию премудрость« (1Кор. 1:17–24).

Иными словами, апостол разъяснял, что то, что в христианстве некоторыми воспринималось как соблазн и безумие, фактически является делом величайшей Божественной мудрости и всемогущества. Истина искупительной смерти и воскресения Спасителя является фундаментом для многих других христианских истин, например, об освящении верующих, о таинствах, о смысле страданий, о добродетелях, о подвиге, о цели жизни, о предстоящем суде и воскресении умерших и других.

То, как люди воспринимают страдания Спасителя, показывает направление их воли, доброе или злое. Это предсказал еще праведный Симеон Деве Марии, когда Она принесла в храм Божественного Младенца: «Се лежит Сей на падение и на восстание многих в Израиле и в предмет споров … да откроются помышления многих сердец». При этом, искупительная смерть Христа, будучи событием необъяснимым в понятиях земной логики и даже «соблазнительным для погибающих», обладает возрождающей силой, которую чувствует и к которой стремится верующее сердце. Обновленные и согретые этой духовной силой, с трепетом преклонялись перед Голгофой как последние рабы, так и самые могущественные цари; как темные невежды, так и величайшие ученые. (Тайна искупления человечества тесно связана с целым рядом важных религиозных и психологических факторов. Поэтому для уяснения тайны искупления надо: а) понять, в чем собственно состоит греховное повреждение человека и ослабление его воли для сопротивления злу; б) надо понять, как дьявольская воля, благодаря греху, получила возможность влиять и даже пленять человеческую волю; в) надо понять таинственную силу любви, ее способность положительно влиять на человека и облагораживать его. При этом, если любовь больше всего обнаруживает себя в жертвенном служении ближнему, то, несомненно, что отдача за него жизни есть высшее проявление любви; г) от понимания силы человеческой любви надо возвыситься до понимания силы Божественной любви и того, как она проникает в душу верующего и преображает его внутренний мир; д) кроме того, в искупительной смерти Спасителя есть сторона, выходящая за пределы человеческого мира, а именно: На кресте произошло сражение между Богом и гордым Денницей, в котором Бог, скрываясь под видом немощной плоти, вышел победителем. Подробности этого духовного сражения и Божественной победы остаются для нас тайной. Даже Ангелы, согласно ап. Петру, не вполне понимают тайну искупления (1Петр. 1:12). Она – запечатанная книга, которую мог раскрыть только Агнец Божий (Откр. 5:1–7)).

Агнец Божий, взявший на Себя грехи мира

Крестная смерть Мессии, центр Его спасительного подвига, была предметом многих ветхозаветных пророчеств и священных предуказаний, как, например, жертвоприношения Исаака, принесения жертв в храме и других библейских событий. Из ветхозаветных предсказаний о страданиях Богочеловека самым ярким является пророчество Исаии, которое мы здесь приводим.

«Господи! – начинает пророк, указывая на невероятность того, о чем он пишет, – кто поверил слышанному от нас и кому открылась мышца (сила) Господня? Мы видели Его (Мессию), и не было в Нем вида, который привлекал бы нас к Нему. Он был презрен и умален пред людьми, муж скорбей и изведавший болезни. И мы отвращали от Него лицо свое. Он был презираем и мы «ни во что» ставили Его. Но Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни. А мы думали, что Он был поражаем, наказуем и уничижен Богом. Но Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши. Наказание мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исцелились. Все мы блуждали, как овцы, совратились каждый на свою дорогу, – и Господь возложил на Него грехи всех нас. Он истязуем был, но страдал добровольно и не открывал уст Своих. От уз и суда Он был взят. Но род Его (Его Божественное происхождение), кто изъяснит? Ибо Он отторгнут от земли живых. За преступления народа моего претерпел казнь. Ему назначили гроб с злодеями, но Он погребен у богатого (Иосифа Аримафейского), потому что не сделал греха, и не было лжи в устах Его. Но Господу (Богу Отцу) было угодно поразить Его, и Он предал Его мучению. Когда же душа Его принесет жертву умилостивления, Он узрит потомство долговечное (искупленных Им людей). И воля Господня успешно будет исполняться рукою Его. На подвиг души Своей Он будет смотреть с довольством. Чрез познание Его Он, Праведник, Раб Мой, оправдает многих и грехи их на Себе понесет. Посему Я дам Ему часть между великими, и с сильными будет делить добычу за то, что предал душу Свою на смерть, и к злодеям причтен был, тогда как Он понес на Себе грех многих и за преступников сделался ходатаем» (Ис. 53 глава).

В этом пророчестве искупительная суть крестной смерти Мессии, как добровольной жертвы очищения людских грехов, выражена с предельной ясностью. Замечательно, что именно на это пророчество сослался пророк Иоанн Креститель, когда Господь Иисус Христос только начал Свое общественное служение, говоря: «Вот, Агнец Божий, Который берет на Себя грехи мира».

Ниже мы остановимся на том, что говорил Спаситель и Его апостолы об искупительных крестных страданиях.

Что Спаситель говорил о Своих крестных страданиях

Уже с первого года призвания апостолов Господь Иисус Христос начал им говорить о предстоящих Ему страданиях. Так, например, Он говорил ученикам, что «Ему должно идти в Иерусалим и много пострадать от старейшин, первосвященников и книжников, и быть убиту, и в третий день воскреснуть». Когда же ап. Петр, руководствуясь добрыми чувствами к Учителю, пытался было отговорить Его от такого подвига, Господь решительно и строго остановил Петра, сказав ему: «Отойди от Меня, сатана! Ты думаешь не о том, что Божие, но что человеческое» (Мф. 16:21–23). Немного позже, поясняя апостолам цель Своего пришествия в мир, Господь сказал: «Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но для того, чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Мф. 20:28).

Незадолго до Своих крестных страданий Господь Иисус Христос снова поведал апостолам, какой великий подвиг Ему предстоит, поясняя, что именно для совершения этого искупительного подвига Он пришел в наш мир: «Душа Моя теперь возмутилась; и что Мне сказать? Отче! Избавь Меня от часа сего! Но на сей час Я и пришел» (Ин. 12:27). Только в прощальной беседе с учениками во время Тайной вечери Спаситель стал говорить о духовных плодах предстоящих Ему страданий. Так, Ему надо пострадать для

Осуждения дьявола,

Привлечения людей на путь спасения,

Прощения грехов верующим,

Ниспослания на верующих Духа Утешителя,

Для приготовления верующим небесных обителей.

Приводим здесь из прощальной беседы слова Спасителя об этом. Начиная Свою беседу, Господь объяснил, что Его смерть необходима, потому что: «Если пшеничное зерно, упав в землю не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода … Ныне суд миру сему (осуждение неверующего мира); ныне князь мира сего (дьявол) изгнан будет вон. И когда Я вознесен буду от земли (на кресте), всех привлеку к Себе. Сие говорил Он, – добавляет Евангелист, – давая разуметь, какою смертью Он умрет» (Ин. 12:23–24, 31–34). На этой же прощальной вечере, устанавливая таинство Причащения, Господь соединил силу этого таинства с предстоящими страданиями и сказал, указывая на чашу с вином: «Пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов» (Мф. 26:27–28).

Из следующих слов Спасителя ясно, что Его крестные страдания были совершенно необходимы для ниспослания верующим благодати Духа Святого«Истину говорю вам: лучше для вас, чтобы Я пошел (на страдания); ибо, если Я не пойду, Утешитель не придет к вам; а если пойду, то пошлю Его к вам» (Ин. 16:7). Господь далее говорит апостолам, что Он добровольно берет на Себя искупительный подвиг по причине Своей великой любви к людям. Напоминая им притчу об овце, заблудившейся в горах, Спаситель им сказал, что Он есть «Пастырь добрый. Пастырь добрый душу свою полагает за овец. Потому любит Меня Отец, что Я отдаю жизнь, чтобы опять принять ее… Никто не отнимает ее у Меня, но Я Сам отдаю ее. Имею власть отдать ее, и власть имею опять принять ее… Нет большей той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих. Вы – друзья Мои» (Ин. 10:11, 15:13–14). Но, хотя страдания на кресте чрезвычайно опечалят апостолов, они должны утешать себя предстоящим вскоре рождением духовным: «Женщина, когда рожает, терпит скорбь, потому что пришел час ее; но когда родит младенца, уже не помнит скорби от радости, потому что родился человек в мир» (Ин. 16:21).

И дальше, как следствие Его крестной смерти, будет приготовление верующим небесных обителей: «Когда пойду (в тот мир) и приготовлю вам место, приду опять и возьму вас к Себе, чтобы и вы были, где Я» – в месте вечной славы (Ин. 14:3). После сошествия Св. Духа апостолы личным опытом убедились в том, какие великие духовные блага им принесла искупительная смерть и воскресение Спасителя, и они делились этим опытом со своими учениками.

Как учили Апостолы об искупительной жертве Спасителя

Как видно из книги «Деяний святых апостолов» и других Новозаветных книг, в центре апостольской проповеди была весть о спасении людей крестной смертью и воскресением воплотившегося Сына Божия. На этой вести, как на фундаменте, апостолы основывали все свои наставления. В пришествии Сына Божия в мир и в Его искупительной смерти за людей апостолы прежде всего видели проявление Его бесконечной любви к людям. Они так о ней писали: «Любовь (Христову) познали мы в том, что Он положил за нас душу Свою..». «Христос, когда еще мы были немощны, умер за нечестивых. Ибо едва ли кто умрет за праведника; разве за благодетеля, может быть, кто и решится умереть. Но Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками» (1Ин. 3:16Рим. 5:6–11). Говоря об искупительной смерти Иисуса Христа, апостолы преимущественно раскрывали верующим, какие великие блага она принесла миру. Так, например, они говорили, что Своею смертью Христос

Исправил наше непослушание,

Изгладил или смыл наши грехи,

Освободил людей от власти дьявола и вывел души из ада,

Примирил людей с Богом и снял с них клятвы закона,

Положил основание Новому Завету,

Освятил верующих и дал им новые силы для праведной жизни,

Принес людям вечную блаженную жизнь.

Мы здесь приведем слова апостолов об этом. О значении послушания Христова ап. Павел так говорил: «Он (Христос), будучи образом Божиим, не почитал хищением (преувеличением) быть равным Богу, но унизил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным людям и, по виду, став как человек; смирил Себя, будучи послушным даже до смерти, и смерти крестной. Посему и Бог превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени». И немного далее апостол говорит о следствии Христова послушания: «Как непослушанием одного человека (Адама) сделались многие грешными, так и послушанием Одного (Христа) сделаются праведными многие» (Рим. 5:19Флп. 2:6–9).

Об очистительном значении крестной смерти Спасителя апостолы говорили в таких простых и образных выражениях:

«Он грехи наши Сам вознес Телом Своим на древо, дабы мы, избавившись от грехов, жили для правды: ранами Его вы исцелились. Ибо вы были, как овцы блуждающие (не имеющие пастыря), но возвратились ныне к Пастырю и Блюстителю душ ваших…» «Кровь Иисуса Христа, Сына Его, очищает нас от всякого греха… Он есть умилостивление за грехи наши, и не только за наши, но и за грехи всего мира»… «Ибо Христос, когда еще мы были немощны, в определенное время умер за нечестивых. Ибо едва ли кто умрет за праведника; разве за благодетеля, может быть, кто и решится умереть. Но Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками. Посему тем более ныне, будучи оправданы Кровью Его, спасемся Им от гнева. Ибо, если будучи врагами, мы примирились с Богом смертью Сына Его, то, тем более, примирившись, спасемся жизнью Его; и не довольно этого, но и хвалимся Богом чрез Господа нашего Иисуса Христа, Которым мы ныне получили примирение» (1Петр. 2:21–251Ин. 1:7, 2:2Рим. 5:6–11).

Об освобождении людей от власти дьявола апостолы писали: Бог простил нам все грехи, истребив «бывшее о нас рукописание (длинный список нарушений воли Божией), которое было против нас, и Он (Христос) взял его от среды и пригвоздил ко кресту, отняв силы у начальств и властей (тьмы – демонов), властно подвергнув их позору, восторжествовав над ними Собой» (Кол. 2:13–15). Об освобождении душ умерших из ада приведем слова пророка Захарии, сказанные от имени Бога Отца: «Ради крови Завета Твоего (Мессия) Я освобожу узников Твоих из рва, в котором нет воды» (Зах. 9:9–11).

О примирении людей с Богом мы читаем: «Ибо если, будучи врагами, мы примирились с Богом смертью Сына Его, то тем более, примирившись, спасемся жизнью Его». И в другом месте апостол пишет христианам бывшим язычникам: «Вас, бывших некогда отчужденными и врагами, по расположению к злым делам, ныне (Бог) примирил в теле Плоти Его, смертью Его, чтобы представить нас святыми и непорочными и неповинными пред Собою» (Рим. 5:6–112Кор. 5:18–19Кол. 1:20–22Гал. 3:13–14).

Об установлении Нового Завета (новых отношений между Богом и верующими) Кровью Христовой, апостол Павел в послании к Евреям напоминает им следующее предсказание Иеремии: «Вот наступают дни, говорит Господь, когда Я заключу с домом Израиля и с домом Иуды Новый Завет… Я вложу закон Мой во внутренности их и на сердцах их напишу его, и буду им Богом, а они будут Моим народом… Я прощу беззакония их, и грехов их уже не воспомяну более». Здесь апостол поясняет, что «где завещание, там необходимо, чтобы последовала смерть завещателя, потому что завещание не имеет силы, когда завещатель жив» (Иер. 31:31–34Евр. 8:8–13, 9:11–17).

Говоря об освящении верующих искупительной смертью Христовой, ап. Павел сравнивает ее с ветхозаветными жертвами, приносимыми в храме (скинии – палатке):

«Христос, Первосвященник будущих благ, пришед с большей и совершеннейшей скинией, нерукотворенной, то есть не такового устроения, и не с кровью козлов и тельцов, но со Своею Кровью, однажды вошел во святилище (небесное) и приобрел вечное искупление. Ибо, если кровь тельцов и козлов и пепел телицы чрез окропление освящает оскверненных, чтобы чисто было тело, то тем более Кровь Христа, Который Духом Святым принес Себя (как агнца) непорочного Богу, очистит совесть нашу от мертвых дел, для служения Богу живому и истинному!» «Ибо Он одним приношением навсегда сделал совершенными освящаемых» (Евр. 9:11–17, 10:14–20).

Ради искупительного подвига Богочеловека Бог посылает верующим Свою благодать, помогающую им в борьбе с грехом и в укреплении праведной жизни. Апостол называет эту помощь «Законом духа жизни» в противоположность бессильному и даже мертвящему ветхозаветному закону буквы: «Закон духа жизни во Христе Иисусе освободил меня от закона греха и смерти. Как (ветхозаветный) закон, ослабленный плотью, был бессилен, то Бог послал Сына Своего в подобии плоти греховной, в жертву за грех, и осудил грех во плоти, чтобы оправдание закона исполнилось в нас, живущих не по плоти, но по духу» (Рим. 7:23, 8:2).

Наконец, напоминая христианам о самом радостном итоге искупительного подвига Христова – победе над смертью и всеобщем воскресении, апостолы утешали их такими словами: «Ибо Христос для того и умер и воскрес и ожил, чтобы владычествовать и над мертвыми и над живыми…» «Христос воскрес из мертвых, первенец из умерших. Ибо как смерть через человека (преступление Адама), так через Человека (Христа) и воскресение мертвых. Как в Адаме все умирают, так во Христе все оживут» (Рим. 14:91Кор. 15:20–22). (В некоторых богослужебных молитвах делаются такие сравнения между преступлением Адама и крестным подвигом Христа: Там дерево познания добра и зла – здесь дерево креста; Там бунт против Творца – здесь крайнее Ему послушание; Там гордая претензия уподобиться Царю – здесь терновый венец; Там сладость запрещенного плода – здесь горечь желчи; Там дерзкие руки, простертые к дереву, – здесь руки, беспомощно пригвожденные ко кресту; Там утрата жизни и изгнание из рая – здесь дарование жизни и возвращение рая).

Значение Креста Христова в нашей жизни

Итак, апостолы наставляли, что все блага, как настоящей, так и будущей жизни, являются прямым следствием крестного подвига воплотившегося Сына Божия. Причем, эти блага простираются не только на человека, но и на всю природу и даже вселенную, которая будет обновлена в день всеобщего воскресения (Рим. 8:182Пет. 3:13).

Для человека важнейшим благом искупительной смерти и воскресения Спасителя является дарование ему способности жить духовно – возможности преодолевать свои дурные наклонности, совершенствоваться, приближаться к Богу. Остальные духовные блага тесно связаны с способностью быть новым человеком. До пришествия Христова подлинная духовная жизнь была недоступна человеку, он был пленником своих телесных, часто греховных, желаний. Благодать Христова вселяет в человека новые мысли, новый взгляд на жизнь. Она показывает всю пустоту и суетность земного, проясняет в нем понимание цели своего земного существования и помогает ему на каждом шагу приближаться к этой цели. Она заменяет чувство гнета и озлобленности, которыми обычно подавлен плотский человек, чувством легкости и мира; жажду низменных удовольствий – сладостью общения с Богом; болезненное самолюбие – желанием делать добро.

Но, конечно, всякий рост и совершенствование требует и личного усилия, постоянства, иногда – борьбы. Все трудности, как внешние, так и внутренние, именуются «крестом». Христианин призывается следовать за Христом, неся свой жизненный крест. О необходимости личного подвига Господь так сказал: «Кто не берет креста своего (уклоняется от подвига) и следует за Мной (называет себя христианином), тот недостоин Меня» (Мф. 10:38). Апостолы, говоря о христианском подвиге, утешали себя и других такими словами: Если мы с Ним страдаем, то с Ним и прославимся… «нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с той славой, которая откроется в нас» (Рим. 8:17). Напоминая о бесконечной любви Христовой, апостолы еще так наставляли христиан: «Любовь (Христову) познали мы в том, что Он положил за нас душу Свою, (поэтому) и мы должны полагать души свои за братьев» (1Ин. 3:16).

В заключение хочется сказать, что до страданий Христовых крест был орудием позора и страшного наказания. После же Его страданий он стал символом победы добра над злом, жизни над смертью, напоминанием бесконечной Божьей любви, предметом радости. Воплотившийся Сын Божий Своею кровью освятил крест и сделал его проводником Своей благодати, источником освящения верующих. В этом нас убеждает тысячелетний опыт Церкви. Так, например, крестным знамением освящается вода крещения, на Литургии хлеб и вино претворяются в Тело и Кровь Христову и совершаются все таинства, крестом прогоняется злая сила. Крестное знамение охраняет человека от несчастий, привлекает к нему Божью помощь. Вот почему православные христиане так чтят св. Крест, делают на себе крестное знаменье, носят нательный крест, крестом украшают свои дома и храмы.

______________

Примечание: Крестному подвигу Богочеловека посвящены среды и пятницы в течение года; Праздники «Происхождения (выноса) св. Креста» (14-е августа); «Воздвижения Креста» (27-го сентября, по новому стилю). Крестопоклонное воскресенье (3-е воскресенье Великого поста); Страстная неделя; второй канон на воскресной Утрене и многие молитвы различных богослужений.

Акафист Страданиям Спасителя

Акафист переведен с церковно-славянского текста, напечатанного типографией Киево-Печерской Лавры в 1895 году.

Кондак 1

Непобедимый Воевода и Господи неба и земли, Тебя, Царя бессмертного, видя на кресте висящим, вся тварь изменилась, небо ужаснулось, поколебалось основание земли; мы же, недостойные, с благодарностью поклоняясь Твоему страданию ради нас, с разбойником взываем к Тебе: Иисусе, Сыне Божий, помяни нас, когда придешь в Царствие Твое.

Икос 1

Восполняя ангелов чин, Ты не от ангелов принял естество, но, будучи Богом, ради нас стал человеком; и этим человека, умерщвленного грехами, Ты оживил животворящим Твоим телом и кровью. Поэтому, мы, помня любовь Твою, так благодарим Тебя: Иисусе Боже, вечная любовь, Ты нам земнородным оказал милость. Иисусе, Ты, оставив горних ангелов, сошел к падшим людям. Иисусе, Ты, облекшись в нашу плоть, Своею смертью разрушил власть смерти. Иисусе, Ты обоготворил нас Твоими божественными Тайнами. Иисусе, Ты Своими страданиями искупил весь мир. Иисусе, Сыне Божий, помяни нас, когда придешь в Царствие Твое.

Кондак 2

Ангел, видя Тебя в Гефсиманском саду, подвизающегося до кровавого пота, представ, укреплял Тебя, изнуренного тяжким бременем наших грехов, ибо Ты погибшего Адама взял на плечи и принес Отцу. Поэтому, преклонив колена, молюсь и с верою и любовью пою Тебе: Аллилуйя.

Икос 2

Иисусе, не поняли иудеи Твоего непостижимого страдания, когда, ищущим Тебя ночью со светильниками, Ты сказал: «это – Я». Тогда, хотя они и пали на землю, но потом связали Тебя и повели на суд. Мы же на этом пути поклоняемся Тебе и с любовью взываем: Иисусе, свет мира, лукавый мир возненавидел Тебя. Иисусе, пребывающий в неприступном свете, Ты был взят темной властью. Иисусе, Сыне Божий бессмертный, Ты сыном погибели был предан на смерть. Иисусе, не знающий обмана, Ты поцелован льстивым предателем. Иисусе, всем даром Себя предлагающий, Ты продан за серебро. Иисусе, Сыне Божий, помяни нас, когда придешь в Царствие Твое.

Кондак 3

Своим Божеством Ты предвидел троекратное отречение Твоего ученика. Он, хотя и отрекся от Тебя с клятвою, но потом, увидев Тебя, своего Господа и Наставника, во дворе первосвященника, умилился сердцем и, выйдя вон, горько плакал. Будь милостив и ко мне, Господи, и постучи в жестокое мое сердце, чтобы я слезами омыл свои грехи, воспевая Тебе: Аллилуйя.

Икос 3

Имея воистину власть вечного Первосвященника по чину Мельхиседека, Ты, Владыка и Господь всех, предстал пред беззаконным первосвященником Кайафой. Приняв от Своих рабов мучения, Ты прими от нас такую благодарность: Иисусе бесценный, будучи куплен ценой, приобрети меня для Твоего вечного наследия. Иисусе, желание всех, отверженный Петром из боязни, не отвергни меня грешного. Иисусе, незлобивый Агнец, терзаемый лютыми кабанами, избавь меня от врагов моих. Иисусе, с Своею кровью вошедший в Святая Святых, очисти меня от плотской скверны. Иисусе связанный, имеющий власть вязать и прощать, отпусти мои тяжкие прегрешения. Иисусе, Сыне Божий, помяни нас, когда придешь в Царствие Твое.

Кондак 4

Иудеи, волнуемые бурей христоубийства, приняв внушение отца лжи – дьявола, отвергли Тебя, правый путь, истину и жизнь. Мы же, исповедуя Тебя, Христа, как Божью силу, в Которой сокрыты все сокровища премудрости и разума, поем: Аллилуйя.

Икос 4

Пилат, слыша Твой кроткий ответ, как заслуживающего смерти, отдал Тебя на распятие, хотя и сам признал, что не нашел в Тебе никакой вины. Он свои руки умыл, но сердце осквернил. Мы же, дивясь тайне Твоего добровольного страдания, с умилением взываем: Иисусе, Сыне Божий и сын Девы, Ты умучен сынами беззакония. Иисусе, поруганный и обнаженный, Ты даешь красоту полевым лилиям и одеваешь небо облаками. Иисусе, насыщенный ранами, Ты насытил пятью хлебами пять тысяч человек. Иисусе, Царю всех, вместо дани любви и благодарности, Ты принял жестокие муки. Иисусе, из-за нас весь день терзаемый, исцели язвы душ наших. Иисусе, Сыне Божий, помяни нас, когда придешь в Царствие Твое.

Кондак 5

Ты, одевающийся светом, как одеждой, весь покрылся Своей божественной кровью. Знаю, истинно знаю, согласно пророчествам, почему красна Твоя одежда: я, Господи, моими грехами покрыл Тебя ранами. Поэтому Тебе, ради меня израненному, взываю с благодарностью: Аллилуйя.

Икос 5

Вдохновенный Богом Исаия, Духом предвидя Тебя исполненного бесчестьем и ранами, ужасаясь, взывал: «Мы видели Его, и не имел Он привлекательной наружности или красоты». Мы же, видя Тебя на кресте, с верой и удивлением, взываем: Иисусе, терпящий бесчестье, Ты увенчал человека славой и честью. Иисусе, на Кого ангелы смотреть не смеют, Тебя ударяли по щекам. Иисусе, по голове тростью ударенный, преклони к смирению мою голову. Иисусе, имевший Свои светлые очи омраченные кровью, отврати мои глаза, чтобы не смотреть на суету. Иисусе, от ног до головы не имевший живого места, всего меня сделай целым и здоровым. Иисусе, Сыне Божий, помяни меня, когда придешь в Царствие Твое.

Кондак 6

Свидетель Твоей кротости, Пилат, объявил народу, что в Тебе нет ничего, достойного смерти. Но иудеи, как дикие звери, увидевшие кровь, скрежетали на Тебя зубами, вопя: распни, распни его. Мы же, целуя Твои пречистые раны, взываем: Аллилуйя.

Икос 6

Ты явил ангелам и людям удивительное зрелище, когда Пилат сказал о Тебе: «Вот Человек». Придите же, поклонимся Иисусу, нас ради поруганному, взывая: Иисусе, Творец и Судья всех, Ты Своим творением судишься и подвергаешься мучению. Иисусе, податель премудрости, Ты не дал ответа безумным. Иисусе, врач израненных грехами, научи меня каяться. Иисусе, Пастырь пораженный, порази бесов, искушающих меня. Иисусе, имевший плоть уязвленную, уязви сердце мое страхом Твоим. Иисусе, Сыне Божий, помяни нас, когда придешь в Царствие Твое.

Кондак 7

Ради избавления человека от порабощения врага, Ты смирил Себя перед Своими врагами, Иисусе, и, как безгласный ягненок, был веден на заклание, везде терпя раны, чтобы полностью исцелить человека, взывающего: Аллилуйя.

Икос 7

Ты показал удивительное терпение, когда воины, понося Тебя по приказу неправедного судьи, изранили пречистое Твое тело, обагряя его с головы до ног кровью. Мы же со слезами взываем к Тебе: Иисусе, человеколюбивый, Ты людьми тернием увенчан. Иисусе, Божеством бесстрастный, Ты терпишь страсти, чтобы нас от страстей освободить. Иисусе, Спаситель мой, спаси меня, заслуживающего всякие наказания. Иисусе, всеми оставленный, утверждение мое, укрепи меня. Иисусе, всеми оскорбляемый, радость моя, возвесели меня. Иисусе, Сыне Божий, помяни меня, когда придешь в Царствие Твое.

Кондак 8

Моисей и Илия удивительно и чудно явились Тебе, говоря об исходе Твоем, который теперь завершается в Иерусалиме. Там видели славу Твою, здесь же, увидев спасение наше, взывают с нами: Аллилуйя.

Икос 8

Везде гонимый иудеями, Ты претерпел поругания и муки ради множества грехов моих. Одни Тебя обвиняют, как противника кесаря, другие осуждают, как злодея, иные вопят: «Возьми, возьми и распни». Мы же из глубины души говорим всеми осужденному и ведомому на распятие: Иисусе, Судья наш, неправедно осужденный, не осуди нас по делам нашим. Иисусе, изнемогающий на пути под крестом, сила моя, не оставь меня в час моего испытания. Иисусе, взывающий к Отцу о помощи и подавший всем пример подвига, укрепи меня в немощи моей. Иисусе, принявший бесчестье, слава моя, не отвергни меня от Твоей славы. Иисусе, образ пресветлой Отчей Ипостаси, преобрази мое нечистое и мрачное житие. Иисусе, Сыне Божий, помяни меня, когда придешь в Царствие Твое.

Кондак 9

Видя Тебя, к кресту пригвожденного, вся природа смутилась: солнце на небе скрыло свои лучи, сотряслась земля, завеса храма разорвалась, распались камни, ад отпустил умерших. Мы же у подножья креста Твоего взываем: Аллилуйя.

Икос 9

Красноречивые витии, даже множеством слов, не могут воздать достойного благодарения Твоим, Человеколюбец, божественным страданиям. Наши же душа и тело, сердце и все суставы с умилением взывают к Тебе: Иисусе, пригвожденный ко кресту, пригвозди и уничтожь список наших грехов. Иисусе, простирающий ко всем руки с креста, привлеки и меня заблудшего. Иисусе, прободенный в ребра, введи меня язвами Твоими в чертог Твой. Иисусе, распятый плотью, распни мою плоть со страстями и похотями. Иисусе, скончавшийся в муках, удостой, чтобы я своим сердцем созерцал Тебя распятого. Иисусе, Сыне Божий, помяни нас, когда придешь в Царствие Твое.

Кондак 10

Желая спасти мир, Ты исцелял слепых, хромых, прокаженных, немых и глухих, а также изгонял лукавых духов. Неразумные же Иудеи, дышащие злобой и мучимые завистью, пригвоздили Тебя ко кресту, не умея петь: Аллилуйя.

Икос 10

Превечный царь, Иисусе, Ты весь страдаешь за мое невоздержание, чтобы всего меня очистить. Ты подаешь нам совершенный пример, чтобы мы последовали ему, взывая: Иисусе, любовь непостижимая, Ты не вменил греха, распинающим Тебя. Иисусе, со слезами молившийся в винограднике, научи и нас молиться. Иисусе, исполнивший все пророчества, относящиеся к Тебе, исполни благие желания нашего сердца. Иисусе, предавший Свой дух в руки Отца, прими дух мой в час исхода моего. Иисусе, не препятствовавший разделять Твои одежды, кротко отдели мою душу от тела. Иисусе, Сыне Божий, помяни нас, когда придешь в Царствие Твое.

Кондак 11

Твоя пренепорочная Мать приносит Тебе умилительное пение, говоря: Хотя Ты и страдаешь на кресте, но Я знаю, что Ты рожден из чрева Отца прежде утренней звезды (денницы); (Пс. 109). Я вижу, как все творения страдают вместе с Тобой. Предавая Свой дух Отцу, прими и мой дух и не оставь меня взывающую: Аллилуйя.

Икос 11

Как светлая свеча, горящая любовью у Твоего креста, Твоя пренепорочная Мать тяжко страдала, когда видела Тебя, истинное Солнце правды, сходящим в гроб. С Нею прими и от нашего сердца такие молитвы: Иисусе, Ты вознесся на древо, чтобы нас, падших, вознести к Отцу Твоему. Иисусе, Ты девственнику (Евангелисту Иоанну) даровал Матерь Приснодеву, чтобы нас девству и чистоте научить. Иисусе, вручивший ученика Богослова Родившей Тебя, Бога-Слова, поручи и всех нас Ее материнскому заступничеству. Иисусе, победитель мира и ада, победи неверие, гордость житейскую и похоть очей, в нас живущую. Иисусе, разрушитель державы смерти, избавь меня от вечной смерти. Иисусе, Сыне Божий, помяни нас, когда придешь в Царствие Твое.

Кондак 12

Подай мне Твою благодать, Иисусе, Боже мой, прими меня, как принял Иосифа с Никодимом, чтобы я принес Тебе душу мою, как чистую плащаницу, и помазал чистое Твое тело благоуханием добродетелей, имея Тебя в сердце, как в гробу, взывающего: Аллилуйя.

Икос 12

Воспевая Твое добровольное распятие, поклоняемся Твоим страданиям, Христе. С сотником веруем, что поистине Ты – Божий Сын, имеющий прийти на облаках с многой силой и славой. Тогда не посрами нас, искупленных Твоей кровью и взывающих так: Иисусе многострадальный, ради слез Твоей Матери-Девы, избавь нас от вечного пламени. Иисусе, всеми оставленный, в час смерти моей не оставь меня одного. Иисусе, прими меня, как Магдалину, касающуюся ног Твоих. Иисусе, не осуди меня с предателем и распинателями. Иисусе, введи меня в рай с благоразумным разбойником. Иисусе, Сыне Божий, помяни нас, когда придешь в Царствие Твое.

Кондак 13

О, Иисусе Христе, Агнец Божий, взявший грехи мира, прими это малое благодарение, приносимое Тебе от всей души нашей, и исцели нас Твоими спасительными страданиями от всякой болезни душевной и телесной; огради нас Твоим крестом от врагов видимых и невидимых и при нашей кончине не оставь нас, но устрой так, чтобы Твоей смертью мы избавились от вечной смерти и всегда взывали к Тебе: Аллилуйя.

Просмотры (8)

Читать далее

Преподобный Силуан Афонский. Адамов плач (видео)

Размещено Фев 27, 2020 в Видео | 0 комментариев

 

 

Просмотры (16)

Читать далее

Митрополит Антоний Сурожский Прощеное воскресенье

Размещено Фев 27, 2020 в Статьи | 0 комментариев

Митрополит Антоний Сурожский

Митрополит Антоний Сурожский

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

У преддверия светлого, животворящего Поста мы вспоминаем изгнание адамово из рая, трагический момент, когда человек разобщился с Богом, потерял животворящее единство с Ним и остался один на земле. Как пишет один западный богослов, повернувшись спиной к Богу, человек оказался без Бога, и ничего не осталось ему как только умереть, потому что только в Боге, только в живом общении с Ним — та жизнь, которой ничто не может отнять, Божественная жизнь, бьющая ключом в человеке. Мы вспоминаем этот день, и как бы глубоко мы ни вдумывались в это страшное событие, когда в лице Адама всё человечество осиротело страшным, смертоносным сиротством, мы всё же не можем так его пережить, как пережил человек, который до того всецело жил с Богом, всецело с Ним общался, для которого Бог был жизнью, и радостью, и раем.

Не можем мы так же пережить эту осиротелость, как переживают ее святые, которые хоть краем души или глубинами своего существа прикоснулись Божественной жизни, приобщились Богу и, однако, находятся в этом мире одиночества, в этом мире, где качествует смерть, потому что человек отпал от Бога.

И хочется мне сегодня прочесть вам несколько строк, написанных старцем Силуаном, который так глубоко переживал и свою живую, животворящую встречу с Богом, и трагедию человеческого сиротства:

«Скучает душа моя о Господе, и слезно ищу Его. Как мне Тебя не искать? Ты прежде взыскал меня и дал мне насладиться Духом Твоим Святым, и душа моя возлюбила Тебя. Ты видишь, Господи, печаль мою и слезы: если бы Ты не привлек меня Своей любовью, то не искал бы я Тебя так, как ищу. Но Дух Твой дал мне познать Тебя, и радуется душа моя, что Ты — мой Бог и Господь, и до слез скучаю я по Тебе.

Скучает душа моя о Боге, и слезно ищет Его. Милостивый Господи, Ты видишь падение мое и скорбь мою! Но смиренно прошу Твою милость: излей на меня, грешного, благодать Твоего Святого Духа. Память о ней влечет мой ум снова найти Твое милосердие. Господи, дай мне смиренного духа Твоего, дабы снова я не потерял бы Твою благодать, и не стал бы рыдать о ней, как рыдал Адам о рае и о Боге…»

В жизни каждого из нас бывает дивное мгновение — иногда единственное, иногда повторяющееся, — когда вдруг Бог станет так близок, когда оживет душа, когда встрепенется сердце, когда ум станет глубок и тих, как глубокое, невозмущенное озеро, когда всем существом своим мы чувствуем, что мы ожили, и что мы можем жить в Боге, жить вовек.

Каждому из нас надо войти в себя, погрузиться в самую свою глубь в поисках этого или этих мгновений, и вновь их пережить со всей силой, на которую мы способны, и тогда взглянуть на то, что значит наше отпадение от Бога, от жизни. И только тогда сможем мы дрогнуть сердцем, дрогнуть всем существом своим от ужаса и боли нашего сиротства и нашей измены. Бог верен, — неверны только мы.

Встрепенемся же напоследок сегодня, когда вечером мы приступим к Богу в обряде прощения, прося Его нас простить, прося Его нас принять, как отец принял блудного сына — без одного слова упрека, только со слезами жалости о нас и со слезами радости о том, что мы к Нему возвращаемся покаянием, посильной любовью и намерением изо всех сил остаться Ему верными до конца.

Когда будем подходить сегодня и поклоняться иконе Спасителя и Божией Матери, помолимся, чтобы примирил нас Господь с Собой, чтобы дал Он нам вновь ожить. И поклоняясь Божией Матери, вспомним, что наш грех: и общий человеческий грех, и наш общинный грех, и мой частный грех были причиной и ужаса Гефсиманского сада, и крестной смерти Спасителя, и Богооставленности Его на кресте, и сошествия во ад, и воскликнем Ей: О, Матерь! Прости! Если Ты нам простишь это, то никакая сила не сможет нас осудить…

И войдем в пост прощенными и благословенными Божией Материю, прощенными и принятыми Богом нашим и Отцом ради крестной любви Сына Единородного, отдавшего Свою жизнь и Свою смерть за нас. И вступим в этот пост не с горечью, а с радостью. Потому что Пост — это весна духовная, это время, когда мы можем ожить, это наше восхождение к святой, животворящей, дивной Пасхе Господней, которая предвозвещает нам всеконечную Пасху, победу Божию, жизнь вечную, торжество Духа Святого в нас и радость нескончаемую. Аминь.

Просмотры (5)

Читать далее

Наши раны — наша сила. Священник Харалампос Пападопулос (видео)

Размещено Фев 27, 2020 в Видео | 0 комментариев

 

 

Просмотры (20)

Читать далее

ДУХОВНЫЕ НАСТАВЛЕНИЯ СТАРЦА ЕФРЕМА АРИЗОНСКОГО (Видео)

Размещено Фев 27, 2020 в Видео | 0 комментариев

 

 

Просмотры (19)

Читать далее

О Хранении Себя от Людей Расслабленных и Нерадивых! — преподобный Исаак Сирин

Размещено Фев 13, 2020 в Видео | 0 комментариев

 

 

Просмотры (29)

Читать далее

Послушай Это. Когда тебе БОЛЬНО — Андреас (Конанос)

Размещено Фев 13, 2020 в Видео | 0 комментариев

 

Просмотры (20)

Читать далее

Никого не учите! Совет. Учительство. Спасение — Игумен Никон (Воробьев)

Размещено Фев 13, 2020 в Видео | 0 комментариев

 

 

Просмотры (53)

Читать далее

Этапы Обучения Иисусовой Молитве — митрополит Иерофей (Влахос)

Размещено Фев 13, 2020 в Видео | 0 комментариев

 

 

Просмотры (7)

Читать далее

Про Святого Сафрония Цалкинского

Размещено Фев 13, 2020 в Статьи | 0 комментариев

Честная глава Софрония Цалкинского

Удивительное дело: посреди зимы – в день Сретьнья Господня оказаться не в заваленной снегом столице, а в буйном цветении настоящей весны. Шутка ли: в Сочи 15 февраля плюс двадцать! Рядом с аэропортом на склонах холмов между домами гигантские желтые букеты – это деревья мимозы. В горах расцвели подснежники, цикломены, фиалки и примулы. А в городских клумбах цветут нарциссы и геоцинты. Посреди одной из клумб стоит бронзовый Ленин, через дорогу, в другой клумбе, ощерился, разинув пасть, дракон – подарок трудолюбивого японского народа, а метрах в ста от этой чудной парочки на высокой колонне поместили Архангела Михаила с коротким мечом и в доспехах римского воина. Эти три знаковые фигуры удивительно точно символизируют то, что происходит в этом замечательном месте. Не стану рассуждать о подготовке к зимней олимпиаде. За меня это сделал один местный чудак, сказав: «Захотел Емеля свово Куршавеля». Теперь гори все огнем, но кататься на санях и лыжах эти хлопцы будут.
Можно было бы и сектантов помянуть, особенно иеговистов, рыскающих парами между пальм и кипарисов в поисках бедолаг, способных поверить в их кощунственные бредни. Но об этом говорить не хочется. Не хочется скорбеть и по поводу того, что люди, съезжающиеся со всех просторов нашей пока что еще необъятной Родины, чтобы заиметь дом в дивном уголке самых северных в мире субтропиков, сами уничтожают свою сбывшуюся мечту – вырубают экзотические растения, привезенные со всех континентов, и вместо дендрологических редкостей предлагают взору бетонные короба с большим количеством архитектурных излишеств.

И все же на фоне гибельных процессов есть чему порадоваться. За последние годы в Краснодарском крае построено свыше четырехсот храмов. Около полусотни – на Черноморском побережье. 17-го февраля состоялась закладка камня нового храма в честь апостола Симона Канонита, проповедовавшего Слово Божие в этих краях. На Сретенье меня пригласили в новый храм Целителя Пантелеймона. Он почти завершен. Иконостас пока временный, но службы по воскресным дням проходят регулярно. Расположен он высоко на склоне, откуда открывается прекрасный вид на горы, реку и город. Строит этот храм семья Кесовых. Вместе с родными братьями трудятся двоюродные. Помогают родственники из Греции и некоторые члены греческой диаспоры, перебравшиеся вместе с семьей Кесовых в Сочи из Грузии. В Цалкинском районе, куда греки пришли из Турции (как они говорят: «во времена генерала Паскевича») из 45 сел 34 было греческих. Теперь оттуда практически все греки уехали. Осталось лишь несколько бездетных стариков, которым не к кому уезжать. Покидать этот край было тяжело, поскольку осваивали его многие поколения. Когда греки перебрались сюда из Турции, здесь была в буквальном смысле каменная пустыня. Не было леса – негде было достать зимой дрова. Единственной радостью было большое количество родников. Вместе с жилыми домами греки сразу же стали ставить храмы и часовни.

В селе, где жили Кесовы было 7 часовен. Петр Кесов, возглавивший строительство храма Целителя Пантелиймона, помнит каким святым были посвящены часовни не только в его селе, но и в соседних. Люди, жившие в его районе, были всегда верны Богу. Их предки несколько веков назад были поставлены турками перед страшным выбором: либо родной язык, либо вера. Они предпочли веру и были вынуждены говорить на языке покорившего их врага. Именно верностью Богу Петр объясняет то, что в греческих селах не было ни наркоманов, ни преступников. Соседей почитали, как родственников, и все приходили в случае нужды на помощь друг другу.

В Сочи Петр перебрался 20 лет назад. Много лет работал каменщиком на стройке, жил в общежитии. Сейчас у него своя строительная фирма. Он первым в городе начал строить красивые многоэтажные дома по греческим проектам. Дома же оставленные в Цалке, сейчас разрушены до основания. Из 450 греческих домов осталось лишь 30, в которых живут семьи из Аджарии. Единственный уцелевший из покинутых домов – дом Кесовых.

Петр этому не удивляется потому, что у него и у его рода есть заступник… Петр ведет меня по лестнице вниз – в крипт – и показывает место, где будет установлена рака.

– Вот здесь будет лежать Софрон. После Пасхи привезем его мощи… Историю брата своего прадеда Софрония, для которого он подготовил место в крипте, Петр рассказал мне чуть позже. Жена его двоюродного брата Ольга быстро приготовила угощение и после трапезы осталась послушать рассказ Петра, иногда добавляя, упускаемые им детали.

Местное почитание Софрония, как святого, началось вскоре после его смерти. Люди, приходившие помолиться у его могилы, получали исцеления и исполнение просимого.

При жизни Софроний был блаженным пастушком. Но не только овцы слушались гласа своего доброго пастыря (они тесной толпой бегали за ним, куда бы он ни пошел), но и люди. К нему приходили за советом со всей округи. Был он необыкновенно добрым, постоянно отдавал деньги и одежду армянским беженцам, спасавшимся в их краю от турецкой резни. Однажды он пришел домой в одних подштанниках. На вопрос «где его одежда?», ответил: «В реке смыло».

Он был женат. Его дядя Андреас привел к нему женщину и приказал на ней жениться. Ослушаться дядю Софроний не мог. Жена оказалась гулящей, но он не наказывал ее, говорил: «Видно, у нее ум такой».

Не повезло ему и с детьми. Дочь родилась хромой, а сын – неразумным. Он ушел в горы и там замерз. Но Софроний не роптал. За все благодарил Бога и утешал всех нуждавшихся в утешении. Как-то раз он уснул и увидел во сне огромного человека. Тот сказал ему, что он сильно пострадает. В тот же миг ударила молния, убив два десятка овец. Софрония отбросило на несколько метров. Он остался жив, но стал сильно болеть. Пасти овец он уже не мог, выполнял лишь кое-какую работу по дому и вскоре умер. Прошло немного времени, и он стал являться односельчанам. Однажды пришел незнакомый человек из дальней деревни и сказал, что Софроний постоянно общается с ним и что он святой.

– А как ты это можешь доказать? – спросили его.

– Завяжите мне глаза, поверните меня спиной к кладбищу, и я так пойду и скажу вам, где его могила.

Так и поступили. Он, действительно, точно указал место погребения Софрония. До этого он никогда в их селе не был. После этого началось паломничество к могиле Софрония. По ночам над ней видели свет. Брат Софрония Симон рассказал об этом, за что был посажен в тюрьму. Софроний стал являться священникам. Десять священников, служивших в их районе, решили освидетельствовать его останки. Ночью с великой осторожностью была вскрыта могила. Нижняя челюсть с подбородком и правая рука от кисти до локтя были нетленны. Остальные кости были цвета светлого воска. Руку и челюсть положили в ковчег со стеклянной крышкой. Остальные кости вновь предали земле.

Коммунисты узнали об обретении мощей и решили изъять их. Послали за ними конного чекиста. По дороге тому явился Софроний и заговорил с ним. Он назвал имена его жены и детей и сказал, чтобы тот берег их. Перепуганный чекист приехал к Кесовым и сказал, чтобы они быстро спрятали мощи.

Ночью отец Софрония закопал их в поле. Утром приехало множество чекистов, но найти мощи не смогли. Прошло несколько лет и сам «прятальщик» не мог вспомнить, где их спрятал. Но весной стали пахать на этом поле. Неожиданно быки остановились, и как их ни уговаривали, как ни били, оставались стоять, как вкопанные. Тогда вытащили плуг и увидели под ним стеклянную крышку ковчега. Снова началось паломничество, и снова власти решили прекратить «антисоветскую выходку». Пришлось опять прятать мощи. Их зарыли в могилу скончавшегося отца Софрония. Было это в 1935-м году. Об этом последнем захоронении известно лишь, что от гроба отца прорыли на полтора метра вбок лаз.

И вот в прошлом – 2008 году внучатому племяннику Софрония Владимиру и его сыну Петру пришла идея найти мощи и перевезти их в строящийся ими храм. «Нехорошо им оставаться в земле, которую покинули его соплеменники». Из Сочи и из Греции приехали в родное село родственники и друзья. Вызвалось 12 добровольцев. Копали целый день, прошли вбок и полтора, и два метра от гроба, но ковчега с мощами не было. Тогда решили оставить троих – Петра и двух двоюродных братьев. Харалампий, построивший в Греции десяток церквей, решил копать намного глубже. И ему удалось найти ковчег. Все решили, что Софроний предпочел открыться именно Харалампию из-за того, что тот строит Божии храмы. Произошло это на третий день после Пасхи. Все три дня стояла прекрасная погода. Склоны гор покрылись сплошным ковром из цветов. За три дня трава выросла на 10 сантиметров. Лица копальщиков почернели от загара. Но когда мощи были внесены в автобус, началась гроза, и пошел крупный град. Было много переживаний из-за того, что на границе возникнут неприятности. Ведь у них не было никаких документов, разрешающих перевоз человеческих останков. По пути в Грузию турецкие таможенники так перетряхивали вещи не очень ими любимых греков, что многие были уверены: на обратном пути досмотр с пристрастием повторится.

Но Петр не сомневался: Софроний сумеет за себя постоять. Он и при жизни легко убегал от турецких разбойников, пытавшихся угнать его овец. Так и произошло. Турки вообще не стали досматривать их багаж. И на первой границе, и на второй – турецко-греческой. Прибыв в Салоники, они отдали мощи на временное хранение в монастырь.

Теперь подготовлено официальное разрешение от греческий гражданских и церковных властей на перевоз их в Россию. Петр собирается организовать их доставку в Россию на Светлой Седмице. Сейчас быстрыми темпами заканчиваются отделочные работы в храме, пишутся иконы в византийском стиле.

Удивительная история произошла и с написанием иконы Софрония. Людей видевших его не осталось. Нет ни фотографий, ни портретов. Петр решил, что нужно создать собирательный образ – нечто среднее между тремя братьями – племянниками Софрония. Но ночью в тонком сне он увидел самого Софрония. Тот был очень похож на его двоюродного брата Шота. Петр рассказал об этом Шота. Тот смущенно сказал, что в детстве старики говорили ему, что он – вылитый Софроний.

Неожиданным образом пришло еще одно подтверждение. Когда привезли мощи в Салоники, то в первую ночь Петр остановился у своего друга Степана. Утром жена хозяина сказала, что по дому ходил какой-то человек. Муж посмеялся над ее фантазией. Но она вдруг увидела лежавшую на комоде фотографию Шота (взятую Петром для написания иконы) и закричала: «Вот этот человек ходил по нашему дому». После этого Петр уже без колебаний заказал греческому изографу икону, дав в качестве образца фотографию Шота. Есть еще одно удивительное сопряжение. В родном селе Кесовых появились монахи. И келлию себе они стали сооружать не где-нибудь, а на фундаменте дома Софрония. А самое замечательное – это то, что монахи эти пришли издалека и никогда о Софронии не слыхали.

Так что по милости Божией, возможно, скоро Софроний будет прославлен, как местночтимый святой, и у Сочи, да и у всего Российского Черноморья появится небесный покровитель.

Александр Богатырев

Источник: Радонеж

20 февраля 2009 г.

Просмотры (17)

Читать далее

9 февраля — день перенесения мощей Иоанна Златоуста

Размещено Фев 8, 2020 в Видео | 0 комментариев

 

 

Просмотры (4)

Читать далее

Слово мытаре и фарисее

Размещено Фев 8, 2020 в Статьи | 0 комментариев

Мытарь и фарисей

Мытарь и фарисей

1. При взгляде на луг, уже издали бросается в глаза прелестное разнообразие цветов, – красоту которых, впрочем, возможно рассмотреть лишь тогда, когда подойдешь к ним настолько, что можно брать руками. То же самое можно наблюдать, возлюбленный, и в отношении церкви, только здесь в качестве цветов предлагаются желающим чтения из боговдохновенных Писаний. Удивительные явления можно бы наблюдать в этих духовных садах; здесь можно видеть ликующих пророков, начальствующих апостолов, торжествующих мучеников, ангелов, содействующих людям, учителей, подвизающихся в борьбе за благочестие; здесь можно видеть изобильную благодать Духа, словесные стада, запечатленные Владычною кровью, и наконец то, что выше всего сказанного, – вершину благ, утверждение надежд, главу наслаждения, совершенство радости, – я разумею евангелия Христовы, в которых предлагается совершенствование нашей жизни. Итак, обратим взоры свои сюда – к Владыке Христу, дарующему всякое наслаждение рабам Своим. Здесь мы увидим, как от них отгоняются недуги, море утишается, ветры прекращаются, смерть запрещается, ад лишается добычи, демоны изгоняются, грешники обращаются к своему Владыке. Эти дары предложил Христос в божественных евангелиях, в которых нам возвещено и то, как праведники сияют больше солнца, и то, как члены больных укрепляются, расслабленные, носимые на постелях, начинают ходить, мытари становятся евангелистами, проказа отряхивается по воле Его как пыль, горячка изгоняется словом Владыки, мертвые оживают, гробы возвращают к жизни заключенных; в них гордость фарисея смиряется, смирение мытаря возвышается. При обилии таких благ не трудно напитаться и крошками. И я уверен, что и в этот раз вы с обычным снисхождением выслушаете мои слова, наполнив сокровищницы душ ваших насыщением проповедуемых благ. А если вы, с Божией помощью, примете участие в этой скудной трапезе, то и я, ободренный вашей любовью, готов принять на себя труд учительства. Итак, напомню вам недавно читанное: для всех вас, богатых, я – бедный угоститель, явившийся для того, чтобы устроить для вас это духовное пиршество. «Два человека, – говорит евангелист, – вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь» (Лк. 18:10). Фарисей – хвастливый ревнитель праведности, пожавший раньше времени плоды добродетели, обогатившийся более гордостью, чем деньгами, пустой надменностью отрясший плод добродетелей, обладатель высокомерия, обвинитель всех природы, нечеловеколюбивый обличитель, беспощадный поноситель, волнение, угрожающее молитве мытаря. И пусть никто не принимает моих слов за простое злословие: выслушав самые речи фарисея, всякий убедится в истинности сказанного мною. «Боже! – говорит он, – благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди»! Самого себя ты считаешь праведнее всех? «Я не таков, как прочие люди». Что делаешь, фарисей? Пусть твоего внимания не заслуживают подобные тебе люди; но Неизменяемый и Человеколюбец сделался человеком: хотя о Нем подумай – и отступись от своих высокомерных речей! Скажи хотя бы так: «как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи». Все хищники кроме тебя, фарисей? Все неправедные, ты один только праведник? Все блудники, и добродетель целомудрия свойственна только тебе? «Я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь» (Лк.18:11). Только что начала оперяться мысль этого человека, только что начал он расправлять крылья души своей, чтобы устремиться к небу, а ты отягчаешь его тяжестью своих речей, препятствуешь его исповеданию взлететь к Человеколюбцу. Зачем попираешь ты лежачего? Зачем подкладываешь дрова на его огонь (Сир. 8:4)? Зачем обвиняешь того, кого и без тебя неослабно поражает совесть? «Или как этот мытарь». Но какие деяния мытаря тебе известны? Занимается ли он разбоем? Присваивает ли себе чужие труды? Похищает ли чужое? Жнет, где не сеял? Собирает, где не терял? Ставит сети путникам? Ничего подобного ты, фарисей, за ним не наблюдал, но видишь его перед собою жалким, достойным жалости и помощи. Он лежит ниц, ударяет себя в грудь, как вместилище зла, глаз не смеет поднять на небо; может и от звезд он ожидает обвинения или – скорее – думает, что множество грехов его написано на тверди небесной; как подсудимый, он и становится вдали от святилища. «Будь милостив ко мне» (Лк.18:13), восклицает он, как уже осужденный. Разве ты не читал написанного: «не насмехайся над человеком, находящимся в горести души его» (Сир. 7:11)? Он в горе; вместо множества обвинителей его отовсюду окружают мрачные мысли; укоры совести побуждают его бить себя в грудь; он сам для себя сделался палачом. Его угнетенность тебя не трогает? Не возбуждает в тебе сострадания это поникшее долу лицо? Не смягчает твоего бессердечия вид этого человека, не смеющего очей возвести к небу? Когда он был мытарем, тогда тебе нужно было упрекать его подобным образом, а ему следовало тогда стыдиться не только перед тобою, но и перед всяким человеком. А теперь, когда он сознал свои грехи, когда, увидев раны души своей, прибегал к Врачу, безмездно врачующему, когда, вспомнив о своих прегрешениях, он припал к непамятозлобному владыке, теперь напрасно, о, фарисей, ты его унижаешь. «Или как этот мытарь». Разве нет других мытарей, еще не полюбивших сладостный плач покаяния? Если уж у тебя так сильно желание обвинять грешников, обрати твой язык против них, до сих пор еще ввязающих в сетях корыстолюбия. А против этого твоя неприязнь излишняя и напрасная. Не только ему ты не повредишь, но и еще более побудишь Владыку поспешить с прощением ему.

2. «Мытарь же, – говорится, – стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо» (Лк.18:13). Совершенно так, как будто он сам произнес эти слова Манассии: «я недостоин взирать и смотреть на высоту небесную от множества неправд моих» (2Пар.36:23). Много ведь пороков было собрано тогда в душе мытаря: неутомимая страсть к деньгам, беспредельная любовь к неправде, ненасытное хищение; мытарь – общее зло для человеческой природы, законный обидчик, хищник, не подлежащий обвинению, бесстрашный вор, неуличимый разбойник, неустранимый вред, волк разумных овец, зверь в образе человека. С такими пороками вошел мытарь в храм. Натворив всех этих бед и взвалив на свою душу тяжкое бремя грехов, он почувствовал невыносимую тяжесть своей ноши и тогда-то стал искать облегчения себе, но нигде не находил его. После страшных усилий он нашел наконец способ облегчения: он вспомнил обращенный к грешникам призыв Господа: «придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас» (Мф. 11:28). Вспомнив об этих словах, он поспешил к храму Божию с тяготевшим над ним бременем; изнемогая под его тяжестью, не в силах будучи сносить его более, он пал на лице свое и говорил Владыке: «будь милостив ко мне грешнику!»(Лк.18:13) За мною нет никакого доброго дела, я отягощен одними пороками, мои беззакония превзошли число песка морского, умножились больше, чем волосы на моей голове. Я вижу уже, как обиженные мною призывают на меня суд Твой; слышу, что перед престолом Твоим будут положены отверзстые книги, в которых, конечно, и вопли путников записаны. Никакая неправда не укроется от Твоего неподкупного ока; для оправдания время прошло, для бегства не остается места. Я не смею поднять глаз к небу, но и на землю, свидетельницу моих преступлений, боюсь посмотреть. Даже бездушная природа обличает великого грешника. Поэтому, прибегая к Тебе, Владыке всех, одну только эту нахожу мольбу о помощи: «Боже! будь милостив ко мне грешнику!» Велика груда моих зол, но что она перед бездною Твоей благости? Для человеческих сил мое спасение невозможно, но для Тебя, Владыко, все возможно. Конечно, если Ты сошел на землю ради праведных, тогда я напрасно пришел в храм Твой, возгнушавшись своим ремеслом; но если и на грешников Ты обращаешь внимание, или – лучше сказать – ради них Ты и снизошел к Своему созданию, тогда не оставь неоправдавшеюся моей надежды на Тебя, но уврачуй мое сокрушенное сердце, оживотвори меня, помертвевшего от грехов. Прикоснулась к Тебе блудница, и грязь пороков своих омыла; краем одежды Своей прикоснулся Ты к верной жене, и иссушил течение кровей ее; приблизился к расслабленному, лежащему на одре, и он встал и понес одр свой; проходя мимо, увидел Ты слепца, и возвратил ему дар зрения; помазав брением сосуд, сделанный из брения, Ты исправил телесный изъян, открыл доступ свету и показал человеку красоту создания; Ты увидел плачущую женщину, и, поразив ад прежде воскресения Своего, извел оттуда Лазаря, исторгнув человека от смерти, как бы из уст льва. Увидев человека, в горе припадающего к Тебе, ужасно пораженного бедствием утраты ребенка, Ты тотчас преклонился к его мольбам и позвал девицу; на зов Твой девица встала, а смерть убежала. Возопила к Тебе жена хананеянка, видя свою дочь мучимою бесом, и возопивши: «помилуй меня» (Мф. 15:22), не обманулась в своей надежде, потому что, приняв веру ее, Ты отогнал от овцы волка и удалил бешенного обитателя, девице даровал исцеление и утишил печаль матери. Немногими хлебами Ты напитал народ в пустыне. И я голодаю голодом правды и прошу небольшой крошки Твоего человеколюбия: и меня, как одного из тех, облагодетельствованных Тобою, помилуй! Моя душа изранена, как у блудницы прежде покаяния; мною все гнушаются, как кровоточивой до исцеления, считавшейся по закону нечистой; я расслаблен душою больше, чем расслабленный – телом; я страдаю очами души, как слепой от рождения – очами тела; я мертв от постоянных падений, моя душа заключена в теле, как Лазарь был заключен в гробу. На мне одном отяготели чуть ли не все те бедствия, которыми угнетены были – каждый в отдельности – те, которые Тобою помилованы. Но Ты, всех помиловавший, помилуй и меня: «Боже! будь милостив ко мне грешнику!» Что же на это человеколюбивый Судия, щедрый наградитель совершающих путь покаяния? И похвальбу фарисея Он обуздал, и покаянием мытаря был тронут. После того как первый из них словами своими как бы сильными ветрами отряс плод души, а второй, уничижив самого себя, не встретил другого обвинителя, каждый из них получил по достоинству свое. В самом деле, сделавшегося своим собственным обвинителем Господь отпустил свободным от осуждения, а фарисей, выставивший на вид свои добродетели, оказался беднее мытаря. С обоими совершился поворот: у одного бедность сменилась богатством, другой от богатства ниспал к бедности. В самом деле, что говорит Господь? Аминь «сказываю вам, что сей пошел оправданным в дом свой более, нежели тот» (Лк.18:14). О, какое зло – недуг гордости! Фарисей вошел в храм богатым, как бы увенчанным цветами добродетелей; вместе с ним вошел мытарь, лишенный всякого оправдания. Но последний, благовременно смирив себя, был возвышен, а тот, возвысивший себя на неподобающую высоту, претерпел постыдное разоблачение. Как полезно было бы ему вспомнить забытые им наставления! Как полезно было бы прислушаться к этому пророческому голосу: «Смиритесь пред Господом, и вознесет вас» (Иак. 4:10)! Как полезно было бы для него во время удержать язык и сохранить богатство, приобретенное многими трудами! В одно ведь несчастное мгновение утратил он те добродетели, на стяжание которых потребовалось немало времени. Может быть не слышал фарисей написанного, что «мерзость пред Господом всякий надменный сердцем» (Прит. 16:5)? Не знал этих прекрасных слов: «пусть левая рука твоя не знает, что делает правая» (Мф. 6:3)? Наверное знал он и то и другое, но сила тщеславия взяла в нем верх. Постараемся же приобрести смирение мытаря и облегчим себе бремя тяготеющих на нас грехов; возненавидим гордость, которою фарисей погубил богатство добродетелей. Будем помнить, что «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (Иак. 4:6; 1Петр. 5:5). Ему слава и держава во веки веков. Аминь.

 

Просмотры (13)

Читать далее

Проповедь Антония Сурожского в день празднования Сретения Господня

Размещено Фев 8, 2020 в Статьи | 0 комментариев

Сретение Господне

Сретение Господне

По закону Моисееву, все еврейские родители должны были своих первенцев, (то есть первых сыновей), на сороковой день после рождения, приносить в храм для посвящения Богу. При этом полагалось, в благодарность Богу, принести жертву. Закон этот бы установлен в память исхода евреев из Египта — освобождения от рабства, спасения тогда первенцев еврейских от смерти.

Во исполнение этого закона Матерь Божия с Иосифом принесли младенца Иисуса в храм Иерусалимский, а для жертвы принесли двух птенцов голубиных.

В это время в Иерусалиме жил старец, по имени Симеон. Он был человек праведный и благочестивый и ожидал пришествия Спасителя. Ему было предсказано Духом Святым, что он не умрет до тех пор, пока не увидит Христа Господня. Симеон долго ждал исполнения обещания Божия. По преданию он жил около 300 лет. И вот, в этот день, по внушению Духа Святого, он пришел в храм. И когда Мария с Иосифом принесли Младенца Иисуса, Симеон встретил Младенца (сретение значит встреча), взял Его на руки и, славя Бога, сказал: «Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему, с миром; яко видеста очи мои спасение Твое, еже еси уготовал пред лицем всех людей, — свет во откровение языков, и славу людей Твоих Израиля».

Этими словами Симеон с радостью говорить: «теперь Ты, Владыко, отпускаешь меня, раба Твоего (из этой жизни в другую), по слову Твоему (согласно Твоего обещания), с миром (спокойно), потому что глаза мои увидели то спасение, которое Ты приготовил для всех людей».

Родившегося Господа Симеон называет: «светом во откровение (для просвещения) языков (язычников), то есть всех племен и народов, и «славою для народа своего», то есть Израиля. — Есть два Израиля: ветхозаветный и новозаветный. В Ветхом Завете то был избранный народ еврейский или израильский, а в Новом Завете — весь верующий мир христианский.

Иосиф же и Матерь Божия дивились словам Симеона. Симеон благословил их и, обратившись к Божией Матери, предсказал Ей о Младенце: «Вот, из-за Него будут спорить в народе: одни спасутся, а другие погибнут. А Тебе Самой оружие пройдет душу», это значило, что Она Сама будет переживать великое горе за Сына Своего, когда Он будет страдать.

Тут же, в храме, была благочестивая вдова Анна пророчица, восьмидесяти четырех лет, служившая Богу постом и молитвою день и ночь. И она узнала Спасителя и, подошедши, славила Господа и говорила о Нем всем в Иерусалиме, ожидавшим пришествия на землю Христа Спасителя.

Исполнивши все, что следовало по закону, Божия Матерь с Младенцем и Иосиф возвратились домой.

Это событие, когда святые Симеон и Анна встретили в храме принесенного Божией Материю и Иосифом Младенца Христа и прославили Его, называется праздником Сретения Господня, т. е. встречи Господа; и празднуется св. Православною Церковью, как один из великих праздников, 2-го февраля (15 февр. н. ст.).

Праведный Симеон называется Богоприимцем, то есть принявшим на свои руки Бога Спасителя.

Проповедь Антония Сурожского

Сегодня Святая Церковь празднует Сретение Господа нашего Иисуса Христа.
По прошествии сорока дней после рождества Христова и по исполнении дней законного очищения, Пречистая Богородица вместе со святым Иосифом Обручником пришла из Вифлеема в Иерусалим ко храму Божию, принеся сорокадневного младенца Христа. По закону Моисееву, родители должны были приносить в храм для посвящения Богу своих первенцев (то есть первых сыновей) на сороковой день после рождения. При этом полагалось в благодарность Богу принести жертву. Во исполнение этого закона Матерь Божия с Иосифом и принесли младенца Иисуса в храм Иерусалимский, а для жертвы принесли двух птенцов голубиных.
Славянское слово «сретение» переводится на современный русский язык как «встреча». Сретение — это встреча человечества с Богом в лице старца Симеона. Он был человек праведный и благочестивый — по преданию, один из переводчиков Священного Писания с еврейского на греческий язык, который усомнился в словах книги пророка Исайи, что Спаситель родится от Девы. И тогда явившийся ему Ангел сказал, что он не умрет, пока своими глазами не увидит исполнение этого пророчества. Симеон долго ждал исполнения обещания Божия — он жил около 300 лет. И вот в этот день по внушению Духа Святого он пришел в храм. И когда Мария с Иосифом принесли Младенца Иисуса, Симеон взял Его на руки и, славя Бога, сказал: «Ныне отпускаешь раба Твоего, Владыко, по слову Твоему, с миром, ибо видели очи мои спасение Твое, которое Ты уготовал пред лицем всех народов, свет к просвещению язычников и славу народа Твоего Израиля».
Иосиф же и Матерь Божия дивились словам Симеона. Симеон благословил их и, обратившись к Божией Матери, предсказал Ей о Младенце: «Вот, из-за Него будут спорить в народе: одни спасутся, а другие погибнут. А Тебе Самой оружие пройдет душу».
Тут же, в храме, была благочестивая вдова Анна пророчица, восьмидесяти четырех лет, служившая Богу постом и молитвой день и ночь все долгие годы своего вдовства. И она узнала Спасителя и, подошедши, славила Господа и говорила о Нем всем в Иерусалиме.
Сретение относится к числу Господских праздников, посвященных непосредственно Христу, но по своему богослужебному содержанию оно исключительно близко праздникам Богородичным. И в древности, в своем возникновении, рассматривалось как праздник, посвященный Матери Божией. На иконе праздника изображения Христа и Матери Божией равны по своей значительности: Младенец Спаситель, сидящий на руках Богоприимца Симеона, принимающего на руки свои Спасителя и являющего собою как бы ветхий мир, исполняющийся Божеством, и Матерь Божия, вышедшая на крестный путь — отдание Сына Своего на спасение мира. И вся икона в своем построении выражает эту двойственную природу праздника, радость Сретения и Страстную скорбь, то, что заключено в словах Симеона Богоприимца, пророческий смысл слов старца: «Се, лежит Сей на падение и на восстание многих в Израиле и в предмет пререканий». (Лк. 2, 34). Эти слова полны эсхатологического смысла, относящегося ко всему служению Спасителя, исполнены прозрения конца времен и чаяния грядущего Суда и Будущего Века.

Тропарь, глас 1 (Предпразднеству)

Небесный лик Небесных Ангел, приник на землю, пришедше зрит яко Младенца, носима к храму, Перворожденна всея твари от Матере Неискусомужныя, предпразднственную убо с нами поют песнь, радующеся.

Тропарь, глас 1

Радуйся Благодатная Богородице Дево, из Тебе бо возсия Солнце правды Христос Бог наш, просвещаяй сущия во тьме: веселися и ты, старче праведный, приемый во объятия Свободителя душ наших, дарующаго нам воскресение.

Кондак, глас 4

Утробу Девичу освятивый рождеством Твоим, и руце Симеоне благословивый, якоже подобаше, предварив, н ныне спасл еси нас, Христе Боже; но умири во бранех жительство, и укрепи православныя христианы, их же возлюбил еси, Eдине Человеколюбче.

Величание
Величаем Тя, Живодавче Христе, и чтим Пречистую Матерь Твою, Еюже по закону ныне принеслся еси в храм Господень.

Просмотры (28)

Читать далее

Собор Новомучеников и Исповедников Церкви Русской

Размещено Фев 8, 2020 в Видео | 0 комментариев

 

 

 

Просмотры (11)

Читать далее

Святые мученики Рафаил, Николай и Ирина Лесбосские

Размещено Фев 3, 2020 в Статьи | 0 комментариев

Святые мученики Рафаил, Николай и Ирина Лесбосские

В конце 1950-х годов на холме над деревней Терми, в четырнадцати километрах от порта Митилини, была обнаружена одна замечательная находка. Это место, называемое Карьес (в прошлом “Панагия Карьесская”), было давно известно жителям Терми. Они веками пасли здесь овец возле небольшой часовни, вокруг которой в беспорядке разбросаны обтесанные камни, свидетельствующие о том, что когда-то очень давно здесь был монастырь. Нередко люди, побывавшие на этом холме, рассказывали, что явственно ощущали здесь некое чудесное благоухание. У местных христиан существовала многовековая традиция: во вторник Светлой Седмицы они собирались здесь с зажженными свечами и служили литургию. Причина возникновения этой традиции давно забылась, но сама она бережно сохранялась. К тому же, местные пастухи и жители деревни столетиями рассказывали о появлении здесь неизвестного монаха, иногда с кадилом в руке, который исчезал при приближении к нему людей, растворяясь в светлом облаке. Видели неземное сияние и вокруг самой часовни. Иногда на холме слышалось пение большого хора и колокольный звон.

В 1917 году турецкие управляющие, владевшие здесь некоторой собственностью, попросили местную полицию разобраться во всех этих тайнах, но расследование пришлось внезапно прекратить, после того как лицо, руководившее расследованием и турецкий управляющий (ариф-эфенди) увидели этого монаха собственными глазами.

Уроженка Терми Варвара Эконому, ныне живущая в Америке, рассказывала, что видела этого неземного инока в раннем детстве. Однажды она потеряла своего любимого ягненка и в поисках его добралась до Карьеса. Обыскивая склон, вдруг увидела, что к ней приближается незнакомый священник. Она ¬решила, что он из какой-нибудь соседней деревни и спросила: “Отче, Вы не видели моего ягненочка?” Он улыбнулся и исчез. В то же мгновение к ней подскочил ягненок, и она повязала ему на шею веревку и спокойно повела домой. Опасаясь, что родные и соседи сочтут ее безумной, она много лет никому не рассказывала об этом происшествии.

Семидесятипятилетняя Гераклия Карагеоргиу, приехавшая в монастырь через несколько лет после обретения здесь в 1959 году мощей святых, рассказала настоятельнице еще об одном подобном случае. Родители, будучи крайне бедны, отдали ее — совсем еще ребенка — прислуживать в богатой семье на Митилини за пищу, одежду и крышу над головой. Хозяйка Гераклии имела жесткий, неуступчивый характер и часто заставляла девочку проходить путь в четырнадцать километров от Митилини до Терми, где та должна была помогать собирать маслины, так как хозяйка отдавала ее за плату внаем другим фермерам:

Мне было тогда пятнадцать или шестнадцать лет, и поскольку я была молодая, хозяин поручал мне вести ослика. Однажды днем, когда мы собирали маслины, ¬начался проливной дождь… молния, шквальный ветер, гром… в общем, гнев Господень. Сборщики маслин побежали в укрытие, и я с ними, таща за собой ослика, тяжело нагруженного маслинами. Ослик споткнулся и упал. Я пыталась тянуть его, чтобы он встал на ноги, но это оказалось невозможно, и, сильно испугавшись потопа, я стала кричать: “Панагия моя, Святой мой Ангел, спасите меня, помилуйте меня”. Я стояла у большого дуба возле церкви в честь Панагии и вдруг увидела высокого священника, одетого в древние одежды. Он сказал: “Нтур”, то есть “Остановись”. Потом он подошел ко мне, и я подумала: “Очень странно, что вокруг него не падает дождь”. Он произнес: “Не бойся. Я — христианин, мое имя — Рафаил”. В одно мгновение он схватил мои мешки, взвалил их на осла, и они каким-то образом прикрепились к седлу, хотя он их не привязывал. Он сказал: “Иди прямо по тропе и ничего не бойся”. Он прошел два-три шага рядом со мной, а потом вдруг исчез в сиянии дивного света, достигавшего неба. Придя в себя, я поняла, что это был святой, и, перекрестившись, пошла вперед со своим осликом, пока не дошла до деревни.1

После обмена населением между Грецией и Турцией в 1921 году этот склон, раньше принадлежавший туркам, отдали семье беженцев по фамилии Марангас. В 1959 году, во исполнение обета, данного матерью семейства, Анжелики, здесь построили небольшую церковь. 3 июля, при подготовке земли под закладку фундамента, рабочие откопали могилу, в которой лежали человеческие останки, издававшие благоухание. Глава лежала на каменной подушке примерно в двадцати пяти сантиметрах от тела. Руки были перекрещены на груди, как при молитве. В черепе недоставало челюстной кости. В могиле также нашли византийскую керамическую пластинку с выдавленным на ней изображением креста.

Начальник бригады, Дукас Тсолакис, собрал все кости и небрежно бросил их в какой-то мешок. Но когда он хотел передвинуть этот мешок, не смог даже приподнять его, такой он оказался тяжелый. После следующей попытки сдвинуть мешок с места, у него парализовало руку. Другой рабочий, Леонидас Сидерас, пнул мешок ногой, и тут же нога у него онемела. Окаменев от ужаса, бригадир подумал, что надо перекреститься, и когда начал креститься, парализованная рука стала слушаться его. Они сразу же отправились в деревню и попросили священника придти и отслужить панихиду. Священник отказался: “Как я могу служить по нему поминальную службу? Ведь мне не известно, кто он такой. Я даже не знаю его имени”. Однако в ту же ночь этот Святой явился во сне священнику и некоторым другим местным жителям и сообщил, что его имя — Рафаил, родился он на острове Итака. Подобные сны видели местные жители несколько месяцев подряд, причем иногда люди, совершенно не знакомые друг с другом, видели в одну и ту же ночь один и тот же сон. В каждом подобном сне Святой сообщал: “Я — святой мученик Рафаил. Останки, обнаруженные в Карьесе — мои. Я принял мученическую кончину от рук турок 9 апреля 1463 года. Я — тот монах, который являлся здесь людям на протяжении веков”.

Прошло несколько недель после того, как Святой начал являться людям в снах, и история его жизни раскрылась. В миру он носил имя Георгиос Ласкаридис и происходил из состоятельной семьи. Получив отличное образование, он какое-то время служил в армии, а потом стал монахом. Вскоре его рукоположили в сан священника и отправили служить в Афины, в храм Димитрия Лубадиариса у подножия Акрополя. Потом он был архимандритом во Вселенском Патриархате, в Константинополе. Однажды его отправили на богословскую конференцию во Францию, в город Морлэ, и там он познакомился с молодым греческим студентом из Салоник, имя которого было Николай. Архимандрит Рафаил оказал глубокое влияние на выбор этим юношей жизненного пути, и тот стал монахом, а потом и диаконом. Архимандрит Рафаил и Николай крепко подружились и уже не расставались.

Когда в 1453 году Константинополь захватили турки, друзья бежали с северо-востока Греции на Митилини, который тогда еще не был оккупирован. На Митилини они обосновались в монастыре Рождества Богородицы. Долгое время здесь жил всего один монах, а после их прихода образовалась небольшая община во главе с отцом Рафаилом. Девять лет братия жила спокойно, турки их не трогали, так как правители острова исправно платили ежегодную дань Мохаммеду Завоевателю. Однако в 1462 году султан все-таки захватил остров силой, после семнадцатидневной осады. Захватчики не появлялись в монастыре до весны следующего года, а в апреле 1463 года в Терми произошло небольшое восстание, и оккупанты пришли в монастырь, так как сюда бежали, скрываясь от преследований, глава Терми Василий с семьей, школьный учитель Феодор и некоторые другие местные христиане.

В пятницу Страстной Седмицы турки, явившись в монастырь, схватили настоятеля Рафаила, дьякона Николая, Василия с семьей и Феодора. Остальные христиане скрылись в лесу. Решив, что монахи прячут повстанцев, турки начали пытать пленников. Двенадцатилетней Ирине, дочери Василия, отрубили правую руку, пытаясь заставить ее родителей выдать местонахождение зачинщиков восстания. Родители девочки, не желая никого выдавать, в ужасе смотрели, как турки вместе с наемником из Германии по имени Швейцер, собрали дрова, развели огонь и заживо сожгли маленькую Ирину в большом глиняном котле. Ее отца, мать и Феодора тоже замучили до смерти.

Во вторник Светлой Седмицы турки жестоко избили святого Рафаила, волокли его по земле за волосы и бороду. Ударив его несколько раз штыками, повесили его вниз головой на дереве и распилили ему челюсть, после чего он умер. Диакона Николая привязали рядом с ним к дереву, и он скончался от разрыва сердца при виде страданий своего друга и настоятеля. Монастырь турки подожгли, а сами ушли из этого места. В следующую ночь двое иноков этого монастыря, Акиндин и Ставрос, скрывавшиеся в горах, привели старенького, слепого деревенского священника, чтобы он отпел мучеников. Святого Рафаила похоронили в центральной части храма. В течение последующих пятисот с лишним лет местные жители по традиции ежегодно посещали это место во вторник Светлой Седмицы, хотя история возникновения этой традиции со временем забылась.

С того момента, как были обретены святые мощи, мученики Рафаил, Николай и Ирина являлись многим. Иногда они приходят вместе, иногда в одиночку. Взрослым они являются в основном во сне, а детям иногда и наяву. Чаще всего люди видят одного святого Рафаила. По рассказам очевидцев, это высокий средних лет инок с темными курчавыми волосами, носом с легкой горбинкой, недлинной бородой (черной с проседью) и благородными очами небожителя. Иногда он приходит в полном облачении, но чаще всего — в простой монашеской рясе. Святой Николай, как говорят, ниже его ростом и тоньше, светловолосый, внешне очень хрупкий человек. Ирина выглядит как девочка двенадцати лет, каковой она и была. Она чаще всего одета в длинное желтое платье с поясом вокруг талии. Волосы уложены в две длинные косы, обрамляющие лик святой мученицы.

Одной из первых, кому явился святой Рафаил после обретения его мощей, была Екатерина Литра, жительница соседней деревни Памфила. В конце зимы 1997 года мне удалось провести с ней целый день и говорить с ней. Сейчас ей более восьмидесяти лет, но она до сих пор очень активна. Она много времени проводит в своей маленькой иконописной студии, расположенной у нее в доме, занимаясь иконописью. Ее дом — это красочная галерея ее работ, ими увешаны все стены от пола до потолка. Она также является автором книги, переведенной на английский язык под названием “Messages of the Newly-Appeared at Lesbos, St. Martyr Raphаеl” (“Разговоры с новоявленным мучеником Рафаилом с острова Лесбос”), в которой подробно описаны случаи явления ей святого Рафаила. Введение и предисловие к этой книге написали епископ Митилинский Иаков и архимандрит Амвросий Ленис. Большая часть наставлений, данных ей святым Рафаилом, относится лично к ней и касается только ее жизни: исцеления ее мужа, ношения скромного платья, подаяния милостыни и оказания гостеприимства. Однако там есть и наставления относительно того, как рассказывать людям о новоявленных святых и управлять средствами для строительства нового монастыря, переданными в ее руки.

Посещение дома Екатерины оказалось чрезвычайно интересным. Этот дом, кажется, открыт для всех, кто захочет придти к ней в гости. Пока я у нее сидела, к ней постоянно забегали дети — просто поздороваться, соседки разговаривали между собой на кухне, как у себя дома, старички и старушки заходили на чашку чая и на обед. Екатерина ухаживала за гостями спокойно и с любовью. Я спросила ее, почему старички приходят к ней поесть, и она ответила, что вскоре после того, как святой Рафаил начал являться ей (в начале 1960-х), он сказал: “У тебя достаточно хлеба насущного, теперь ты должна каждый день кормить бедных”.

Когда речь зашла о его мощах, Екатерина вспомнила, что целых три года после их обретения от могилы исходило благоухание мира, хотя вокруг, в одном-двух метрах от этого места, земля пахла лишь пылью и плесенью. Екатерина рассылает людям в разные концы света кусочки ваты, смоченные святой водой из монастыря. Одна австралийка, больная раком, получив от Екатерины конверт с кусочком такой ваты, ощутила благоухание мира по всей комнате еще до того, как вскрыла конверт, хотя вата была пропитана не миром, а святой водой. Проглотив маленький кусочек этой ваты, она исцелилась.

Одна из самых интересных историй, рассказанных Екатериной, пока нигде не записана. Эта история произошла с двумя страдавшими телесными недугами священниками, приехавшими в монастырь святого Рафаила в надежде на исцеление. Они подошли к иконному углу в ее мастерской, перекрестились и сели за стол в соседней комнате (столовой), из которой виден иконный угол в мастерской. Сидели, разговаривая о святом Рафаиле, когда он сам вдруг появился в студии перед иконами, поднял руку, благословил их и исчез. Его видели все трое присутствующих. Оба священника в тот же миг почувствовали, что исцелились. Екатерина потом отгородила то место в иконном углу, где стоял Святой, невысокой деревянной перегородкой.

Как уже было сказано, вскоре после обретения мощей святого Рафаила, он стал являться людям во сне и наяву. Некоторым из людей он сказал, что одна монахиня по имени Евгения Клейдара, бывшая ранее настоятельницей обители Покрова Богородицы на острове Хиос, должна возглавить возрождающийся на Митилини монастырь. Мать Евгения и сама видела святого мученика Рафаила, и он сообщил ей, что ей предстоит восстановить обитель и руководить ею. В то же время ей стали приходить письма, и к ней начали приезжать люди, дотоле ей не известные, и все они рассказывали, что им во сне явился святой Рафаил и просил сообщить ей о том предназначении, которое определено для нее свыше. Мать Евгения согласилась взять на себя исполнение этого послушания, и 12 сентября 1963 года новая обитель получила официальный статус. На этом месте был возведен обширный комплекс зданий — храмы, келии и трапезные. Главный храм стоит на том месте, где были могилы святых. Отец игумении Евгении, проявив щедрость и благородство, финансировал немалую часть строительства и покупку новых земель вокруг монастыря. Сейчас в монастыре живут почти сорок монахинь, многие из которых были приняты по просьбе самого святого Рафаила, являвшегося матери Евгении в видениях.
Чудеса святых мучеников Рафаила, Николая и Ирины

Хотя эти мученики иногда появляются втроем, к болящим чаще всего приходит один святой Рафаил, возвещая им в снах и видениях об исцелении. Имеются письменные свидетельства о сотнях чудес по предстательству мученика Рафаила, что позволяет считать его, наряду со святителем Нектарием Эгинским и преподобномучеником Ефремом Неа-Макринским, великим чудотворцем нашего времени. Первые пять рассказов взяты мной из книг о чудесах святых, собранных и опубликованных игуменией Евгенией.

Просмотры (35)

Читать далее

Старец Герасим Микраагианит (1905 – 7 декабря 1991 гг.)

Размещено Фев 3, 2020 в Статьи | 0 комментариев

Старец Герасим родился 1905 году в Дровьяни, Северный Эпир. В миру его звали Анастасий. С детских лет Анастасий научился от отца относится к себе со строгостью и вниманием, в тоже время от матери он перенял глубокую, чистую, искреннюю веру и благочестие. Анастасий с детских лет начал ходил в храм, который находился в селе, а также помогал в часовнях [параклисах], которые были за селом, в горах. В образовании был успешен, был талантлив и имел очень хорошую память. Начальное образование получил в городе Пирей, потом в Афинах, где познакомился со святителем Нектарием, епископом Пендапольским. В 1923 году в морском порту Пирей Анастасий сел на корабль и отправился на Святую Гору Афон.

Анастасий пришел в келию святого Иоанна Предтечи, которая находится в скиту Малой Святой Анны. В то время старцем келии был монах Мелетий. Старец Герасим об этой афонской аскетической местности писал: «У подножии святоименитого, граничащего с небесами, Афоне, в этой освященной пустыни, среди крутых и обрывистых скал, расположился скит Малой Святой Анны. Эта скромная калива относится к другим десяти аскетичным келиям или, как тут их называют, исихастириям, где обитают, убежавшие от мира, упражняясь в воздержании аскеты. Они подвизаются в красоте подвига и жизни во Христе, в труде снискивая сладчайший мед аскетической добродетели и небесной философии».

Через год после послушнического испытания Анастасий был пострижен в монахи. Спустя пять лет старец Мелетий покинул Афон, и монах Герасим остался один. Тогда присутствие Божие было белее всего ощутимо. Единственной отрадой для него была молитва и чтение святоотеческой литературы и Святого Писания. Святых отцов от изучал с большим рвением и вниманием. Через двадцать лет вокруг него собралось небольшое братство. Отцов, которые подвизались с ним вместе, он учил и своим молчанием и мудрым словом. Безмолвие от считал «матерью мудрых смыслов». В словах он всегда был внимательным, речь исполненная красоты, полна поучений, она была душеспасительной. Паломники и гости были в восторге беседуя с ним. Я очень хорошо помню наши беседы, когда я был неопытным мирянином, а потом молодым монахом. Мы беседовали со старцем на балкончике его каливы, или в его кабинете, или на корабле или в храме. Старец говорил цитировал: «Святитель Григорий Палама пишет, что единственное, что не может сделать Всесильный Господь, это соединится с нечистым человеком. В этом Он бессилен».

Старец Герасим благодаря своему гимнографическому творчеству стал везде известен. Вот что он пишет в начале своего творчества в 1926 году: «Когда я впервые написал первый мой канон Пресвятой Богородице, его посмотрел мой приснопамятный старец Мелетий, хотя он был не очень образован, он сказал мне: «Очень хорошо». Потом я пошел показать канон старцу Каллинику, который жил на Катунакьях. Он сорок лет прожил в затворе, упражняясь в умной молитве, просвещенный божественным светом. Я хотел, чтобы он да совет. И хотя старец Кллиник тоже был без особого образования, но он имел великий духовный опыт, стяжая благодать Божию. Я поступил как сказано в Писании: «Спроси у пресвитеров и они ответят тебе». Посмотрев канон старец Каллиник ответил: «Прекрасный канон, но я тебе посоветую, имей смирение и смиреномудрие. Будь очень внимательным, дабы не впасть в искушение Диавола». После этого совета монах Герасим приступал писать молитвы, каноны, гимны лишь после детального изучения жития и с горячей молитвой. Как говорил сам старец Герасим: «Все, что я делаю, я обязан молитве. Перед работой творю горячую и пламенную молитву, этим воодушевляюсь. Молитва действует и способствует хорошему результату. Молитва – это все! Не будем обращаться к мирской мудрости в наших трудах, это холодное слово. Поэтому холодное слово должно стать живым, и живым слово может стать благодаря молитве». Богатство его творчества насчитывает белее 2000 богослужебных последованией. Много писали и о старце Герасиме, и о его трудах. Многими он удостоен наград за свои труды. Но более важнейшая награда за его творчество – стал титул Гимнограф Великой Церкви Христовой.

Как рассказывают его ученики, старец молился Богородице, чтобы Она дала ему до конца его дней иметь светлый ум, и чтоб не утруждать никого, кто был рядом с ним. Действительно до последнего его вздоха у него сохранялся ясный ум. Перед кончиной старец трижды произнес: «Святителю отче Нектарие, помогай мне» и почил. На его лице была изображена радость. Глядя на него тебе казалось, что он просто спит. Старец Герасим упокоился 7 декабря 1991 года. Старец Феоклит Дионисиатский характеризирует старца Герасима как скромного и превосходного гимнографа. Он был очень редкой личностью и истинным человеком Божиим. Архимандрит Георгий Хризостому (ныне митрополит Китрус и Катеринис) говорить, что старец Герасим был выдающаяся личность для святогорского монашества, он был корифеем, пронзительным, харизматичным и уникальным человеком. Он покинул это мир с именем на устах святителя Нектария, которому он сам написала одну из наикрасивейших служб.

Просмотры (5)

Читать далее
Перейти к верхней панели